Каннский экватор: два фильма с Кристен Стюарт



На сегодняшний день прошла ровно половина Каннского кинофестиваля. И очевидно самой обсуждаемой персоной, связанной с кино (так как в прессе почему-то непомерно много слов выделено платью девицы Кардашьян, а хорошее издание о кино Hollywood Reporter зачем-то выпустило путеводитель по местной шаверме), стала Кристин Стюарт. Кто-то называет её королевой нынешнего каннского смотра, кто-то не понимает её манеру играть, но Стюарт, тем не менее, чаще прочих появляется на киноэкране Лазурного берега, непомерно много её и в обсуждениях моды, где она выделяется на фоне вечерних платьев своим кэжл-стилем. Непонятно, получит ли конкурсная картина с её участием какую-либо из каннских ветвей, но пока кажется, что первая американка, завоевавшая прмию «Сезар»стала в этом году олицетворением классического представления о фестивале в Каннах (которые в этом году дали трещину в сторону типичного Голливуда): ей ближе фестивальный формат, чем мэйнстрим, на неё часто кричат «бу», но ей, в общем-то, всё равно.

В Каннах показали уже два фильма со Стюарт в главной роли: сначала фильм открытия «Светская жизнь» (Café Society) от Вуди Аллена, а затем и практически её бенефис – картину интернационального француза Оливье Ассайаса «Персональный покупатель» (Personal Shopper).

Показ «Светской жизни» состоялся 11-го мая, и была принята она на ура. Яркая ретро-безделушка – очередная в алленновском фильмовом конвейере – пришлась ко двору, может, во многом от того, что не изменила ничьим ожиданиям. Писать про то, что Вуди выдает по две ленты в год, что они у него не плохи и не хороши, но ведь должна быть какая-то стабильность, уже кажется плохи тоном: даже ленивый повторил эту сентенцию, пропуская при этом половину алленовских работ и смотря только каждую вторую. А почему бы нет? Они ведь действительно все схожи до невозможности. Но так как и до своего пенсионного режима самоповторов Аллен снимал много – у него есть возможность каждый раз повторять разные работы. «Иррациональным человеком», например, – свои «достоевские» картины, теперь «Светским обществом» – свои фильмы про Голливуд и фильмы про красивые платьица.




Смотреть его всё ещё любопытно не только от уважения к мастеру, а ещё от того, что он стал чаще, чем раньше, менять фаворитов, и вот в «Светской жизни» у него абсолютно обновленный актёрский состав: без давно ушедшей от него Скарлетт Йоханссон и без уже привычной Эммы Стоун. Хорошие актёры с радостью подписываются к Вуди в новые картины, а зрители всё охотней смотрят в его ненавязчивых и приятных работах на своих голливудских любимцев. Но, с другой стороны, если в актёрах Аллен не повторил себя, так он повторил других – и «Светская жизнь» выходит уже третьим фильмом, где Кристен Стюарт работает в паре с Джесси Айзенбергом.

В том, что о «Светской жизни» хочется рассуждать с позиции кастинга, творческого пути (но исключительно формалисткой его составляющей) Вуди Аллена, а ещё обсуждать декорации и внешность Блейк Лайвли – его главная проблема.



Он, как и «Иррациональный человек», как и «Магия лунного света», говорит много, много показывает, но в целом кажется открыткой от Вуди Аллена давно знакомым зрителям: красивой, подписанной и долгожданной вещицей, но картонной, типографской и, конечно, значимой намного меньше, чем может быть значима кинокартина.

«Персональный покупатель» был показан уже в рамках смотра основного конкурса и – был освистан. Кристен играет здесь девушку Марин, – американку, живущую в Париже и зарабатывающую помощью по шоппингу местной селебрити Кире. Марин грустна, сосредоточенна, в ней чувствуется постоянное внутреннее напряжение – недавно погиб её брат-близнец. Теперь она, с одной стороны, пытается не встречать общих знакомых и тех, кто знает, что же с ним произошло, а с другой – хочет вызвать его призрака.



Оливье Ассайас – французский режиссёр, любящий делать кино на английском и приглашать в кастинг зарубежных актёров, – работал со Стюарт над прошлым своим фильмом, также прошедшим в Канне и принятым благосклонно. Это была экранизация известной пьесы про пьесу, экзистенциальная драма «Облака Зильс-Марии»
 (Clouds of Sils Maria), где американке Стюарт составила экранную пару француженка Жюльетт Бинош.

Здесь же Кристин играет одна, и привычная к работе мелкими штрихами, полутонами и оттенками, она негромко и неистерично передаёт состояние своего персонажа, находящее на грани как раз истерики.

Проблемой этого фильма для кричавших «буу» критиков, возможно, стал режиссёрский метод, который иногда Ассайасу удаётся вуалировать и разбавлять, а иногда он, напротив, усугубляет его дополнительными раздражающими зрителя параметрами.

Если в той же «Зильс-Марии» были диалоги, разогревавшие химию между Бинош и Стюарт, а в «Что-то в воздухе» (Après mai) – воссозданная атмосфера 1969-го послереволюционного года в Париже, эстетски наполненная и трогающая формалистской, но дико красивой картинкой. Здесь же – молчаливая истерика Кристин Стюарт, которая сосредоточенно, болезненно и очень creepy пытается общаться с призраком брата. Это вкупе с холодным, медленным и совсем не ироничным творческим методом Ассайаса ставит картину на грань зрительского восприятия, за которую фильм падает, если ты хочешь его сбросить, но на которой возвышается, если хочешь видеть в нём достойное кино. Которым оно, определённо, является, но которое проигрывает более очевидным фильмам, принадлежащим работе съёмочных групп, менее вызывающих пересуды публики, чем Стюарт и Ассайас.

 
Алина Кузьо