«Не в моём вкусе»: роман в провинции



На днях на большие экраны вышла французская картина «Не в моём вкусе»: то ли романтическая комедия, то ли драма о столичном философе и провинциальной парикмахерше.

Высокий поджарый профессор философии Клеман приезжает в очень маленький провинциальный город Аррас преподавать в университете. На него западает замужняя коллега, студенты на парах неостроумно шутят и понятия не имеют о том, кто такой Эпикур, а под окнами хорошей гостиницы то и дело пьяными голосами поются местные фольклорные песни. Клеман томится и каждую неделю с нетерпением ждёт возвращения в Париж. Его настроение немного (но не сильно) меняется после свидания с местной задорной парикмахершей, матерью-одиночкой и фанаткой Рейчел из «Друзей» Дженнифер.

Фильм «Не в моём вкусе» начинается как ремейк недавнего «Иррационального человека» Вуди Аллена: скучающий сноб-философ приезжает в захолустную провинцию и находит двух женщин, которые не прочь послушать о его жизненных воззрениях за пределами лектория. Но как быстро «Иррациональный человек» делает крен в сторону трагикомедии об экзистенциальном существовании, так ещё резвей «Не в моём вкусе» сворачивает в мелодраму. Очень скоро роль первого плана у строгого философа забирает Дженнифер. За ней камера следит прямо-таки неотрывно: вот она поёт попсовые песенки в соответствующем ресторане, вот она мучается, пытаясь разобраться с томиком Канта, вот она занимается сексом, вот она вся (правда вся) в блёстках ужинает с Клеманом, — её мимику зритель может рассмотреть до микродеталей, а под ней практически пощупать попытки понять образ мыслей другого человека — возлюбленного философа. А вот с самим возлюбленным философом проделать это возможным не представляется. Кроме того, что он сноб (но даже это неточно) мы о Клемане не знаем ничего. Зрителю приходится анализировать его поступки настолько без каких-либо подсказок, что моментами кажется, что в этом была особая режиссёрская задумка — посмотреть на мужчину глазами ничего не понимающей в нём женщины.

Этот план был бы неплох в рамках жанра мелодрамы — и типичной аудитории этого жанра он наверняка пришёлся бы по вкусу. Но, к сожалению, режиссёр, предоставляя возможность наблюдать за ситуацией, не оставляет никакой возможности над этой ситуацией порефлексировать: ни зрителю, ни героям. На разрушение рефлексии работает монтаж, в котором склейки убирают любые паузы, любое молчание, любое блаженное бездействие: оттого лента набирает в динамичности, но теряет в созерцании.

В фильме в один из трогательных моментов целиком звучит песня I Will Survive — в итоге она и определяет самую главную местную интенцию. Так, то, что могло бы быть ромкомом о социальных и интеллектуальных различиях и подкупающих глупостях, которые иногда способны убить очарованием самого лютого сноба, становится мелодрамой о том, как тяжело сильной женщине одной. Что, вероятно, правда, но слишком уж много раз сказано и пропето.


 
Алина Кузьо