«Афера по-американски»: секс, деньги, диско



13 февраля в 20:10 зрители телеканала «Кинопоказ» поучаствуют в мошенничестве на миллионы долларов с фильмом «Афера по-американски».
Америка, 1970-е годы. Сладкую парочку аферистов — Ирвина Розенфельда (Кристиан Бейл) и Сидни Проссер (Эми Адамс) — ловит агент ФБР Ричи ДиМасо (Брэдли Купер). В лучших традициях полицейских детективов того времени он предлагает им сделку: в обмен на свободу жулики помогут ФБР сцапать жуликов покрупнее.

Во главе угла в «Афере» стоит стиль 70-х — с откровенно дурацкими прическами для мужчин (в первую очередь это касается героя Купера), метровыми декольте для женщин (безоговорочный лидер — персонаж Эми Адамс) и воротничками сорочек поверх пиджаков. Кокетливо прикрывшись фразой «некоторые из этих событий произошли на самом деле», режиссёр Дэвид О. Рассел вместе со своей командой соблюдает стилистику эпохи вплоть до крошечных деталей вроде заставок кинокомпаний и цветовой гаммы фильма. Выдержанная в золотых и коричневых тонах, картина завораживает своей стройностью и вопиющей роскошью, щедро распыляемой актёрским составом.

Хвалить плеяду звёзд в фильме Рассела так же бессмысленно, как восхищаться картинами Рембрандта, которые сбывает один из героев, но Кристиана Бейла, набравшего 18 килограмм ради роли и вжившегося в неё, как во вторую кожу, непозволительно глупо прокатили мимо «Оскара». То же касается женских персонажей: Дженнифер Лоуренс — взрывной жены персонажа Бейла, и Эми Адамс — его искрящейся любовницы и делового партнёра.

Единственное слабое место «Аферы» — сюжет, придуманный больше как оправдание к вакханалии, происходящей на экране. Он, конечно, есть, и может даже поразить своей запутанностью (хоть и ненадолго), но снималась картина явно не ради перипетий финансовых махинаций. Первую скрипку здесь играет работа постановщика, художников и актёров, отодвигающих сценарий на задний план ради разборок в своих любовных многоугольниках.

В культурном плане 70-е в Америке стали перерождением «гремящих 20-х», даже несмотря на ряд политических и экономических кризисов, таких как Уотергейт и нефтяной кризис 1973-го года (словно в подтверждение этого, главные шарлатаны «Американской аферы» в исполнении Бейла и Адамс заслушивают пластинки Дюка Эллингтона до дыр). В то же время на танцполы вслед за оглушительным успехом фильма «Лихорадка субботнего вечера» проникают ритмы диско и танцы в стиле хастл. И, строго следуя Гегелю, история повторяется вплоть до мелочей, но на этот раз в виде фарса: Америка оправляется от психоделической революции 60-х годов, кутаясь в вельвет, обвешиваясь побрякушками и танцуя ночи напролёт в набитой кокаином «Студии 54».

Поддерживая общий градус сатиры, «Американская афера» в открытую издевается над пресловутой «американской мечтой», где честные парни честным трудом зарабатывают честные деньги на честные дела. Взамен она предлагает что-то большее — победу «высшей справедливости» над мирскими законами и стильного обмана над пошлой правдой.
 
Егор Нашилов