Сэм Мендес



Сэм Мендес — кавалер Ордена Британской империи, обладатель нескольких премий Лоуренса Оливье, один из шести кинорежиссеров-дебютантов, чьи первые опусы были удостоены Оскара, и первый оскароносец, который снял два подряд фильма франшизы про Джеймса Бонда.
 
Мендес — автор всего семи кинокартин, однако же каждая из них — удивительный сплав юмора, традиций и новаторства, по признанию критиков — лучший образец современного массового кинематографа.
 
Пожалуйста, избегайте называть любой метафорический фильм или спектакль своим «пиком» или «вершиной». Относитесь с презрением к слову «окончательный». И запомните, если кто-то использует слово «шедевр», он вряд ли знает, что он делает.
 
Театр
 
Сэмюэль Мендес вырос в Оксфордшире и окончил Кэмбридж, где изучал английский язык и литературу, что не могло не повлиять на вкус будущего режиссера. Сэм Мендес начал ставить пьесы еще в колледже, будучи членом “общества Марлоу” — студенческого театра Кэмбриджа, который был основан еще в 1907 году. Любительское объединение уже давно переросло в серьезную альтернативу профессиональным театральным подмосткам, требования к местным постановкам настолько высоки, что в начале 2000-х этот “театр дилетантов” возглавил самый что ни на есть настоящий режиссер.
 
Достаточно назвать знаменитых выпускников Марлоу — Стивена Фрая, Хью Лори, Эмму Томпсон, Дерека Якоби, Яна МакКелена, Рейчел Вайс — чтобы понять, с какими высокими стандартами приходилось сталкиваться юным режиссерам общества. Лучшим спектаклем Мендеса в “Марлоу” стал “Сирано де Бержерак” с Томом Холландером в главной роли.
 
Я был гораздо более ориентирован на спорт, нежели на учебу в школе. В последний год обучения решено было, что я пойду в Кэмбридж. Театр же — комбинация многих разных вещей, которые мне очень нравились: общество людей, визуальное искусство (изначально я пришел в Кэмбридж изучать историю искусств, я работал целый год в частной галерее Пегги Гуггенхайм в Венеции), странная смесь спортивной психологии и работы в команде
 
Мендес обладал харизмой и ничем неколебимой верой в собственную исключительность. Через пару лет, когда Сэму исполнилось 24 года, он уже ставил “Вишневый сад” Чехова на сцене Вест Энда с Джуди Денч в главной роли…
 
О да, ему было 24 года, и казалось, что он знает все (Джуди Денч о Сэме Мендесе)
 
Эта постановка была признана лучшим дебютом года и о Сэме Мендесе заговорил театральный Лондон. Сам Мендес не был случайным дебютантом, в течение следующих лет он доказывал себе и критикам, что премия лондонских театральных критиков за “Вишневый сад” была закономерной наградой за огромное трудолюбие и невероятное режиссерское умение убедить, увидеть, воплотить.
 
Актеры и публика с удовольствием наблюдали за молодым и очень самоуверенным режиссером. Спустя почти четверть века Мендес пригласит Денч на главную роль в самом коммерчески успешном фильме бондианы — “007: Координаты Скайфолл”.
 
А пока он становится художественным директором заново открывшегося театра Донмар Уорхауз в Лондоне. Скромную площадку в Ковен Гардене он превращает за два года в одно из лучших театральных заведений столицы империи: каждый спектакль становится настоящим событием, многие из них до сих пор идут в его постановке: “Убийцы”, “Гамлет”, “Дядя Ваня”, “Иванов”, “Синяя комната”, “Мария Стюарт” и другие.
 
В 1995 году Мендесу вручается самая престижная театральная премия Британии — премия Лоуренса Оливье за “Компанию” и “Стеклянный зверинец”. Одновременно с работой в Донмаре Мендес присоединяется к Королевскому Шекспировскому обществу — вместе с которым ставит шекспировские хроники, а также поздние пьесы.
 
Постарайтесь понять, как сделать привычное необычным, и необычное привычным. Ставьте Шекспира как новую пьесу, а любую новую пьесу словно Шекспира.
 
Следом за постановками современных авторов Мендес попробовал себя в мюзиклах. В 1996 году его театр Донмар представил обновленную версию мюзикла “Кабаре”. Спектакль произвел фурор: он получил четыре премии Лоуренса Оливье, включая номинацию за “Лучший мюзикл”, и моментально был выкуплен к постановке на Бродвее, где играли звезды мирового масштаба.
 
Вот что интересно… Я не думаю, что я реально представлял себе, что делал примерно последние 10 лет своей карьеры. Я порхал от места к месту. Я очень конкретный, я могу заставить все работать под своим руководством, то есть я знаю, как сделать сцену красивой, освещение приемлемым, музыку очаровательной, люди не спотыкаются о мебель на подмостках… словом, я отрабатываю деньги. Но это не достаточная причина быть режиссером. Я ставил О’Кейси и Сартра, но я не имел прав делать это — я ведь не очень-то их любил. Но ставил потому, что я думал, что это своевременно. И мне потребовалось какое-то время, чтобы признаться себе, что этого всего недостаточно. И мне также потребовалось найти более веские причины ставить пьесы, чем просто убежденность в том, что они должны быть успешными...
 
К концу 1990-х Мендес уже прочно вошел в летопись европейского театра, был признанным режиссером по обе стороны океана. На фоне многих он выделялся своим режиссерским почерком — тонкостью трактовки материала, уважением к каждой букве и каждому авторскому замечанию, ясностью и почти что математической точностью. Как сказал про него Том Стоппард, “всегда интересный, но никогда сумасшедший”. Что, в общем-то, для постмодернистского театра, вычурного и экспериментального, является уникальным качеством, которое Мендес в 1999 году более чем успешно перенес в кино.
 
Я работаю медленно и слишком наслаждаюсь своей работой, чтобы спешить. И мне нравится возвращаться к театру между фильмами. 
 
Красота по-американски
 
В 1999 году на экраны вышла дебютная картина Сэма Мендеса "Красота по-американски". В режиссерское кресло Мендеса рекомендовал сам Спилберг. Мендес же, в свою очередь, выбрал на главные роли Аннетт Бенинг и Кевина Спейси; последним к проекту присоединился оскароносный Крис Купер.
 
Сэм Мендес вспоминал о своем дебюте как о смеси волшебства и кошмара: у него был бюджет в 15 миллионов долларов, несколько звезд мировой величины, лучший оператор… и при этом в первый рабочий день на съемочной площадке он вынужден был спросить у команды: “Я знаю, это звучит глупо. Но когда мне нужно сказать “Мотор”?...
 
Чудо что за фильм — яркая, красиво исполненная  драма, которая собрала лучший актерский состав года (San Francisco Chronicle)
 
Эта "чудная картина" — на деле саркастичное повествование о жизни американской провинции, полное подавленного гнева, несбывшихся надежд, порочных фантазий и отчаянья. История о кризисе среднего возраста становится метафорой жизни в целом.


Леденящая душу черная комедия с неожиданными вспышками гнева и радости, странный, задумчивый и очень сложный фильм (Los Angeles Times)
 
Сценарий фильма вырос из пьесы — именно поэтому театральный режиссер Мендес здесь был как нельзя кстати. Его манера работы — четкая, очень конкретная, энергия и харизма завораживали актеров, куда более опытных, чем Сэм. Кевин Спейси, получивший не одну премию за игру в "Красоте по-американски", рассказывает, что был абсолютно потрясен Мендесом, когда тот начал только работать над своей первой сценой:
 
На первый день съемок “Красоты по-американски” мы делали сцену в ресторане. И два дня спустя я встретил Мендеса. Я спросил, видел ли он работу. На что он ответил, что да. “И как тебе?” - “Ужасно”. И рассмеялся. И после опять сказал: “Просто ужасно. Невероятно отвратительно”. Я спросил, и что же не так с эпизодом. На что он ответил: “Мне не нравится, как ты сыграл. Не нравится костюм. Не нравится место, не выстроен свет. Питер и Аннет не должны были входить, они должны были врываться… Но мне понравились диалоги. Сценарий действительно хорош. А все остальное просто из рук вон плохо...И я попросил студию переснять первый день”. На что я посмотрел на Сэма и спросил: “Ты шутишь? Это твой первый фильм и ты просишь студию о том, чтобы переснять весь первый день?” “Да,да… Я не смогу с этим жить”... И он убедил студию в том, чтобы мы пересняли все. В итоге в фильм вошел дубль с эпизодом, снятым в самом конце нашего расписания
 
Фильм стал событием года, а Сэм Мендес — открытием Голливуда. И хотя он почти сразу вернулся в театральное закулисье, спустя пару лет его имя снова можно было прочитать на киноафише.
 
Проклятый путь
 
На этот раз Мендес снимал гангстерскую драму с участием легенд Голливуда — от Тома Хэнкса до Пола Ньюмена (последняя роль актера, за которую он был номинирован на Оскар и Золотой глобус).
 
“Проклятый путь” (2002) стал опытом реконструкции событий 1930-х годов, гангстерской Америки, романтичной, буйной, безжалостной… Здесь Мендес цитировал сразу все гангстерские фильмы — от “Крестного отца” до “Бешеных псов” и  “Однажды в Америке”.
 
Преисполненная меланхолии и драматизма, “Проклятый путь” — одна из самых мрачных когда-либо снятых гангстерских картин (Miami Herald)
 
Мендес воссоздал с тщательностью и особым рвением атмосферу страха, напряженное ожидание неминуемой кары за нарушение законов преступного мира — ведь его главный герой вынужден ради спасения сына нарушить все ведомые ему неписаные правила.
 
Фильм был встречен с большим восторгом и критиками, и зрителями — однако Мендес не получил номинации на Оскара в этот раз. Впрочем, это не сильно его — расстроило. В его жизни наступили большие перемены, которые не преминули сказаться на творчестве.
 
Дорога перемен
 
В 2001 году Сэм Мендес познакомился с Кейт Уинслет: он позвонил ей, чтобы пригласить сыграть роли в его спектаклях "Дядя Ваня" и "Двенадцатая ночь". Кейт была занята воспитанием дочери и не собиралась играть в театре в текущем сезоне (оставались съемки у Ричарда Айра в “Айрис”), однако же на встречу согласилась. Спустя несколько месяцев Сэм Мендес и Кейт Уинслет поженились.
 
На какое-то время после рождения первенца Мендес сбавил обороты и стал больше времени проводить в Англии с Уинслет и ребенком. Самым долгим проектом его на это время в США оставалась бродвейская постановка по пьесе Дэвида Хэйра "Вертикальный час", да и та делалась "с друзьями" — по собственному признанию режиссера.
 
Когда же Джо Уинслет Мендес наконец пошел в школу, Мендес и Уинслет приступили к совместному своему проекту "Дорога перемен" (2008). Третьим в их команде оказался старинный друг Кейт Леонардо ДиКаприо — спустя 10 лет Кейт и Лео, обожаемая всеми пара "Титаника", снова играли на одной площадке.
 
Теперь они воплощали на экране не страстную и обреченную любовь, но женатую пару с детьми, вошедшую в кризис отношений и требующую перемен. Кейт и Лео словно выросли и стали парой, где женщина — честолюбивая, яркая, жаждущая жизни, вынуждена жертвовать своими желаниями во имя мужа и отца детей. Парой, где измены, вранье и взаимные обиды из ужасающего несчастного случая становятся обыденностью.
 
Фильм, как и предыдущие работы Мендеса, вскрывает истинную природу теперь уже брака (провинциального, как и в "Красоте по-американски", напряженного и вымученного), повествует о несбывшихся мечтах, фантазиях и реальности....
 
Кейт и ДиКаприо, друзья на протяжении трети своей жизни, так хорошо понимали друг друга, что времени на репетиции попросту не нужно было...
 
Тем не менее Мендес поместил Кейт и Лео в замкнутое пространство их сценического дома на почти месяц съемок: звезда мировой величины ДиКаприо признавался, что он никогда в жизни не был вовлечен до такой степени в то, что играл.
 
Правда, все исполнители фильма блестящи и каждый из них должен благодарить Сэма Мендеса за создание идеальных условий (TV Guide)
 
Интенсивность и буквальная необходимость проживать жизнь своего героя, которые требовал Мендес, были настолько эмоционально изнурительны, что ДиКаприо пришлось на 2 месяца отложить работу над следующим проектом.
 
Его метод похож на метод врача, который лечит и собирает вас по кусочкам в единый целый здоровый организм, — вспоминали актеры, работавшие с Мендесом в театре. — Нет ни скандалов, ни слез. Он находит в каждом из актеров нужный ему элемент, чтобы все срослось и обрело жизнь.
 
Джеймс Бонд
 
Я покорен Америкой, без сомнения... Но я закончу снимать о ней фильмы, поскольку все, что я могу о ней сказать, имеет свои пределы
 
Пределы обозначились в 2010-е: Сэм Мендес все больше времени стал уделять театру, а затем последовал удивительный поворот в его карьере театрального режиссера. В 2012 году Мендесу предложили стать первым режиссером бондианы, в числе наград у которого имелся Оскар, множество театральных премий и номинаций...
 
Он должен был "перезагрузить" франшизу, интерес к которой угасал прямо пропорционально количеству серий. К 50-летию Бонда нужно было создать качественно новый образец британского кино, которое смогло бы отвечать современным требованиям к блокбастерам, не посрамить традиции бондианы и быть осмысленным, что в случае с агентом 007 в последние годы было огромной редкостью.
 
Научитесь быть ответственным за всё. Если сценарий был плох, это значит, вы плохо работали с автором. Если актёры провалились, то вы тоже провалились. Если настройки, постер, костюмы были не такими, вы в этом виноваты. Так что работайте над своими плечами, они должны быть широкими.
 
Словом, на Мендеса возлагали почетную и очень ответственную обязанность к полувековому юбилею сделать лучший фильм о британском разведчике. С чем Сэм Мендес, Дэниэл Крейг, Рэйф Файнс, дама Джуди Денч и Хавьер Бардем справились на ура.
 
В “Скайфолле” Мендес открывает новую главу франшизы, которая нуждалась в свежем воздухе — что делает его истинным героем этой саги (Los Angeles Times)
 
Новой команде удалось сделать невозможное: Сэм Мендес со товарищи переломил ставшую плохой традицией изображать Джеймса Бонда как идеальную машину для секса и убийств.
 
В 2006 году в «Казино Рояль» создатели Бонда показали его до превращения в Пирса Броснана: неотесанного, романтичного и пока еще наивного лопоухого агента. Впрочем, он довольно быстро научился носить хорошие костюмы, а с ними часы, очки, ботинки, запонки. Но всей той привычной лаковой ерунды, которая окружала Броснана, создатели нового фильма Дэниэла Крейга лишили.
 
«007: Координаты Скайфолл» явно указывает на это: темой диалогов для героев — Бонда-Крейга и его молодого помощника-компьютерщика Кью - Бена Уишоу становится отсутствие самовзрывающихся авторучек, суперкаров с пулеметами и катапультами (хотя знаменитый Астон Мартин все же появится на дорогах, ведущих героев в Шотландию).
 
Все, чем вооружен Джеймс Бонд Мендеса — пистолет и радио. Все остальное, как показывают реалии дивного нового мира, в котором Бонду придется бороться с ему подобными, решают хлюпики в пижамах у компьютера.
 
«007: Координаты Скайфолл» Сэма Мендеса, по сути своей, окончательно раскрыл то, что сформировало Бонда как Бонда. И в этом немалую роль сыграла дама Джуди Денч: более 17 лет она изображала босса Джеймса Бонда, “М”. У Мендеса она явно предстает как одна из привязанностей великого шпиона. Уже без обиняков ее называют «матерью», а то и «возлюбленной» рыцаря британской разведки.
 
Будто отдавая дань уходящей из франщизы любимой своей актрисе (25 лет режиссер и Денч работали вместе в театре), Сэм Мендес вплел в сюжет всю ее творческую биографию, в которой есть место и ему. Джуди Денч неоднократно изображала на театральной сцене королевских особ, получила Оскара за исполнение Елизаветы Великой в фильме «Влюбленный Шекспир». А в 1997 году воплотила в фильме «Миссис Браун» вторую по степени преклонения любимицу британцев, по имени которой названа эпоха расцвета колониальной Британии, — королеву Викторию.
 
Биография Джуди Денч придает многим эпизодам «Скайфолл» дополнительный привкус — от «узнавания» различных источников в сценах зритель только выигрывает.
 
Если это возможно, работайте с Джуди Денч
 
Расшифровка кода М. придает взаимоотношениям героев сдержанной терпкости и поэтической изящности. Тем более, что поэзии «007: Координаты Скайфолл» не занимать.
 
Мендес никогда не был гением в традиционном, невротическом смысле — он как харизматичный фокусник с бездонной сумкой, полной трюков. А это само по себе щекочет нервы
 
Успех “Скайфолл” был ошеломителен: до сих пор это самый коммерчески прибыльный фильм франшизы, лучший фильм о Бонде, получивший высочайшие отклики критиков.
 
Мне кажется, я вложил все, что мог, в этот фильм — и “Бонд” вышел именно таким, каким я бы хотел его видеть. И я чувствую, что я могу сделать это снова!
 
Слова Мендеса о том, что он мог бы продолжить работу над бондианой были услышаны — и уже в 2013 году сценаристы Бонда пригласили режиссера возглавить второй подряд проект франшизы — новый фильм “СПЕКТР”, который анонсируется к выходу в октябре 2015 года.
 
Правда, вместо Денч Мендесу придется работать с Файнсом, однако же стиль работы режиссера уже сейчас позволяет сказать, что этот дуэт будет более чем успешным — актеры доверяют Сэму Мендесу абсолютно…
 
В театре он никогда не становится между ними и зрителями — он стирает себя и позволяет актерам самим выстраивать отношения с аудиторией. В кино он бесконечно уважает каждого из исполнителей — но решает всегда сам, что и как снимать, полагая главным критерием качество получаемого материала.
 
И в отношениях со студией, с теми, от кого зачастую зависит гораздо больше, чем от него, Мендесу нет равных.
 
В театре много политики, вы понимаете… И я очень рад, что у меня толстая кожа… Мне плевать на те танцы, которые я должен танцевать вокруг власть имущих — фальшивые улыбки, ужимки и фокусы, на которые я должен идти, чтобы что-то сделать. Я просто делаю это и все.
 
Может быть, поэтому многое у него происходит как по волшебству, без видимых усилий — он оберегает своих актеров, создавая им всегда лучшие условия работы. И хотя это нельзя назвать особым киностилем, почерком режиссера, тем не менее именно это качество Сэма Мендеса позволяет ему достигать потрясающих высот во всем — и в кино, и в театре, и в продюсировании многих проектов по обе стороны океана…
 
Его репетиции всегда очень тихие, очень конкретные...Но никто, включая Сэма, никогда не знает, как будет выглядеть сцена — до последнего. С ним никогда нет никакой модели сцены. Просто воображаемое место… А это очень смело и удивительно одновременно (Том Стоппард)