Кейт Бланшетт



Немногие актёры современности смогли круто изменить свою карьеру и из преуспевающих обладателей Оскаров и Глобусов за лучшую роль превратиться в не менее преуспевающих руководителей театров. Из известных современников по пути Шекспира и Мольера наиболее далеко зашли Джон Малкович и Кевин Спейси.

В 2000-х число успешных актёров - театральных продюсеров пополнилось. Кейт Бланшетт, 40-летняя австралийская актриса, возглавила крупнейшую сцену Австралии, став художественным руководителем Сиднейского государственного театра.

Новость о том, что кинозвезда на пике своей карьеры возвращается в Австралию и будет большую часть своего времени посвящать театру, поставила в тупик. Для многих голливудских звёзд театр априори остается запасной платформой, куда они могут убежать в случае неудачи на съёмочной площадке, как сделали это Мэтью Бродерик, Синтия Никсон, Ванесса Редгрейв, Сальма Хайек. Есть явные исключения, как, например, Джеффри Раш или Киану Ривз, которые одинаково комфортно чувствуют себя и на сцене, и перед камерой. Конечно, есть и такие звезды, как Мэрил Стрип, Дастин Хоффман, Аль Пачино, которые составляют театральную элиту Нового света.

И Кейт Бланшетт, несмотря на свою относительную театральную юность, относится именно к последним. Дебют актрисы состоялся на театральной сцене: первые же роли Бланшетт были отмечены премиями и позволили стать заметной. Театр вывел её на «большой экран» и в конце концов сделал звездой кинематографа.

«Для меня любой метод, любая техника исполнения — лишь средство для решения поставленной задачи. Если есть течение — плыви по течению. Такова моя теория. Зачастую, играя в фильме, ты хочешь найти внутренние связи, а камера уже сама схватит тебя, поймает образ».
В свои 40 лет актриса сыграла более чем в 20 лентах, это не считая ежегодных театральных турне (поскольку от участия в постановках Бланшетт не отказывалась никогда). Впрочем, на протяжении последних четырёх лет Бланшетт исполняла в основном роли второго плана, если не камео.
«Это довольно сложно, потому что мне приходится играть на сцене и играть как минимум раз в год, что означает в прямом смысле, что я не могу видеть детей 6 недель в году... А когда возвращаюсь — не хочу никуда ехать и нигде сниматься».
Но несмотря на колоссальную занятость, в 2013 году актриса представила свой новый полноценный проект, режиссёром которого стал Вуди Аллен.

Blue Jasmine



«Жасмин» Вуди Аллена стал большим событием кинематографического года. Совершенно ожидаема номинация Кейт Бланшетт в категории «Лучшая женская роль» на Золотой Глобус и Оскара — фильм и в особенности её игра получили единодушное признание критиков.
«Бланшетт в „Жасмине“ выше похвал, выше анализа. Это сумасшедшая по силе работа — то, ради чего мы приходим в кино и что мы хотим там видеть. И видим. Раз в несколько лет».
San Francisco Chronicle
Авторская версия «Трамвая "Желание"», которая вышла у Вуди Аллена и Кейт Бланшетт, заставила переосмыслить печальные события 2007-2009 годов и по-другому отнестись к мастерам финансовых интриг и жертвам миллиардных махинаций.
«Я очень много наблюдала за людьми, когда готовилась к роли. В итоге мне пришлось сыграть по сути антигероиню — совсем не то, что написал Вуди Аллен. Конено, я много думала о скандале вокруг Мэдоффа, о финансовом холокосте. В результате кризиса на улицах оказалось огромное количество женщин, как Жасмин. Я следила за ними, как и многие другие. Но будучи актрисой, возвращалась и анализировала то, что увидела».
В отличие от многих сыгранных ролей до Жасмин, эта была построена и на огромном театральном опыте Бланшетт. С 2004 года Кейт участвовала в постановке «Гедды Габлер», а в 2009 сыграла роль Бланш Дюбуа в пьесе Теннеси Уильямса «Трамвай "Желание"». Так между двумя полюсами, между Бланш и Геддой, рождается Жасмин, сочетающая в себе идеализм и веру в романтические идеалы, сентиментальность, легкомысленность и желание держать ситуацию под контролем, отчаянье, оптимизм, любовь всех окружающих и абсолютное одиночество.

Старый добрый метод

Работа над «Жасмин» продолжила эксперименты актрисы, открывшей для себя театрально-кинематографический метод, характерный для послевоенных лент Голливуда.
«В фильмах 40-х огромное значение имели язык, диалоги, повествование, ритм и сюжет. Я думаю, стиль исполнения 40-х годов, в котором, как мне кажется, было много театральности, возник из-за того, что актер был вынужден искать камеру. Он должен был искать зрителя, тянуться за ним».
В «Авиаторе» (Оскар за лучшую женскую роль второго плана) Кейт Бланшетт почти не отличишь от Кэтрин Хепберн — настолько актриса растворяется в образе величайшей американской звезды, бывшей подруги Говарда Хьюза (Леонардо ДиКаприо). В фильме Скорсезе оживает прошлое, и мы видим эпоху, которая давным-давно стала ассоциироваться у нас с золотыми временами кинематографа, когда всё только начиналось, мужчины были сильными и молчаливо-мужественными, а женщины — изысканно-женственными.



В «Загадочной истории Бенджамина Баттона» Кейт Бланшетт и Брэд Питт выглядят удивительно несовременно и более чем органично — казалось, что перенесённая на экран выдуманная история случилась с ними наяву и то, что мы видим — сугубо частная жизнь. Неловко подглядывать, но мы не можем остановиться, слишком уж чиста и велика трагедия, которая разыгрывается перед нами.

Также «неловко» становится и за героиню Бланшетт в картине «Скандальный дневник», где она сыграла с Джуди Денч. Масштабы безграничной человеческой мерзости, одиночества, порочности и хрупкости препарируются блестящими театральными актрисами в характерах двух непохожих «подруг-врагов».
«Разница между мной и зрителем в том, что как актриса я абсолютно не хочу находить решения, ответы или определения поступкам моей героини. Я просто хочу выставить все эти вопросы на всеобщее обозрение, пусть они будут открыты для обсуждения, для размышления, для понимания, потому что сама Шеба Харт не может в трех словах объяснить, почему она сделала то, что сделала».
Уступив Денч позиции в изображении откровенного провокатора (за что та чуть было не удостоилась Оскара за главную женскую роль в 2007 году), Кейт смогла в полутонах и в мельчайших деталях создать на экране образ наивной и легкомысленной жертвы, запутавшейся в «паутине» лжи и провокации...

Совсем приблизиться к послевоенному голливудскому кино получилось, как ни странно, в чёрно-белой авторской ленте Тодда Хейнса «Меня там нет» (2007), построенной как биография Боба Дилана. Актриса играет одну из его творческих ипостасей барда. Это была первая роль, в которой Бланшетт пришлось перевоплотиться в буквальном смысле — отказаться от себя и найти «иное тело».



Фильмы, в которых мужчины превосходно «копировали» женщин, совершенно не редкость — актёрство изначально не женская профессия. Но где вы найдёте хотя бы три картины, в которых женщины перевоплощались в мужчин, да так, что на экране появлялась не карикатура, не травести из шекспировской комедии с трагедией, а кто-то настолько реальный, что сознание отказывалось соотносить титры с тем, что видишь на экране?

В чьём ещё представлении так стирались бы границы не просто пола или гендера, но границы личности, что за это исчезновение они были номинированы на Оскар? Это и есть случай Бланшетт. В 2007 году она была отмечена на Венецианском фестивале Кубком Вольпи за лучшую женскую роль, а затем и Золотым глобусом за всё ту же парадоксальную «лучшую женскую роль второго плана» в изображении мужчины.

Елизавета

Впрочем, Бланшетт довелось сыграть иного «мужчину в юбке», как частенько величали величайшую королеву Британии Елизавету, в картине Шекхара Капура.



Капур, собственно, был тем самым режиссером, кто дал шанс Кейт Бланшетт засиять в полную силу. Капур посмотрел один из первых ее фильмов, услышав о «девушке из Сиднея». Он как-то упоминал в интервью о своих впечатлениях:
«Как будто я впервые увидел Мерил Стрип в „Охотнике на оленей“. И я сказал — вот звезда, смотреть на которую — счастье!»
Так судьба распорядилась, чтобы вместо Николь Кидман, почти что утверждённой на роль самой известной фигуры британской истории, была выбрана другая рыжеволосая австралийка.

В 1999 году «Елизавета» попала сразу в несколько номинаций самых престижных кинематографических премий мира, взяв «Оскара» за лучший грим, «BAFTA» за лучший фильм, а также за музыку, операторскую работу, грим, наконец, за лучшую женскую роль и мужскую роль второго плана: дуэт Кейт Бланшетт и Джеффри Раша (родившийся задолго до этого на театральных подмостках) получил мировое признание в кино.

За Елизавету же Бланшетт получила свой первый «Золотой глобус», а Шекхар Капур был удостоен чести назваться лучшим режиссёром Национального совета кинокритиков США.

В чём была сила этой великолепной, пышной и величественной костюмированной драмы с огромным количеством исторических ляпов и по-американски нелепых анахронизмов?

В игре Бланшетт и Раша, в правдивости их собственной истории, в излишней театральности постановки. В понимании масштабов тех личностей, которых актёры изображали и жизни которых буквально проживали перед камерой. А, следовательно, в невероятной искренности эмоций, которыми переполнена картина.

В 2007 году появилось продолжение истории — «Елизавета. Золотой век», которое, невзирая на мастерство все тех же актеров, все-таки уступило по накалу первой части. Бланшетт с сожалением вынуждена была заметить, что история исчезла, а осталось костюмированное действо без жизни и того содержания, которое можно было бы вложить в столь масштабный проект. Тем не менее, по мнению даже самых негативно настроенных зрителей и критиков, ее игра была «безукоризненной».

«Я не видел никого лучше нее, — сказал Стивен Содерберг, — а я видел многих актёров».
Благодаря «Елизавете» Бланшетт стала единственной женщиной-актрисой, номинированной на «Оскар» за исполнение одной и той же роли в двух разных картинах. Список дополняют такие «монстры», как Пачино, Ньюман, Питер О’Тул...

Властелин колец

Став художественным руководителем Сиднейского театра, Бланшетт заметно сократила размеры своего участия в заокеанских проектах. Однако редко отказывает соотечественникам, особенно если они умеют заинтересовать актрису.

Питер Джексон, создатель трилогии «Властелин колец» и её продолжения, «Хоббита», первоначально на роль эльфийской королевы, Галадриэли, рассматривал Люси Лолес, а вместо Лив Тайлер он хотел снять Уму Турман. Но беременность актрис смешала все карты. И хотя из 15 месяцев Кейт Бланшетт только месяц пробыла на съёмочной площадке, без неё сложно сейчас представить себе волшебный мир эпической картины Джексона-Толкина.



Её белоснежная Галадриэль — своего рода смесь уже состоявшихся образов Гедды Габлер и Елизаветы Английской, которые в силу сложившейся традиции вынуждена бороться за своих подданных и отстаивать добро и справедливость. Правда, несмотря на строго положительный образ Галадриэли, Бланшетт и здесь удалось раскрыть границы неизведанного: чего стоит сцена, в которой Галадриэль примеряет Кольцо и осознает, в какого тирана может превратиться, обладай она его силами.

Среди последних проектов Бланшетт — и театральные работы, и кинематографические. Это и продолжение трилогии про Хоббита; драма Тодда Хейнса «Кэрол», где Бланшетт сыграла с Руни Марой; «Золушка» и новая картина Терренса Малика «Рыцарь кубков», в которой Бланшетт выступает вместе с Кристианом Бэйлом и Натали Портман.