Мартин Фримен



Мартин Фримен
 
Глядя на Мартина Фримена, сложно понять, как же так получилось, что самый обычный парень (пусть даже и весьма симпатичный) стал таким популярным и знаменитым актером. В нем нет ничего выдающегося: это метафора обыденности как она есть. Сам Фримен говорит о себе как о человеке, которому милее всего его диван и домашний уют.
 
Я не думаю, что мое желание стать актером было для кого-то сюрпризом — скорее, это было разочарованием. Мои родители воспитали меня так, что чтение — вещь неплохая, и признанная любовь к живописи еще не означает, что вы потеряны для мира...
 
И тем не менее, в 2000-е Мартин Фримен наряду с Лоу, Камбербэтчем, Лори и Фраем в кино формирует представление о том, что есть такое “настоящий британский характер”. Без него невозможно теперь думать о докторе Ватсоне или о Бильбо Бэггинсе. Он — гений заурядности, талант повседневности и рутины, один из лучших актеров своего поколения и времени.
 
Офис
 
На телевидение Мартин Фримен попал сравнительно быстро после окончания школы драматического мастерства — в 1997 году он уже снимался на BBC в эпизодах “Чисто английское убийство”, “Эта жизнь”, “Катастрофа”. Однако по-настоящему успешным молодой актер стал после исполнения роли Тима Кантербери в сериале “Офис” (2000 - 2003), премьера которого состоялась на ВВС2.
 
“Офис” стал огромной дверью к успеху, потому что каждый засранец в этой стране его видел!
 
Телешоу “Офис” было сделано как псевдодокументальное повествование о жизни офиса одной бумажной компании где-то в провинциальной Британии. Четыре главных героя (босс, торговый представитель, заместитель босса и секретарша) представляют разные типы “офисных работников”, а сам сериал, собственно, демонстрирует всевозможные типы офисных отношений.
 
Мартин Фримен сыграл роль торгового представителя, милого и скромного парня по имени Тим, безусловно, одного из положительных персонажей шоу.  Фримен эксплуатировал свою “рядовую” внешность, мягкие черты и в целом очень “обычный” вид, чтобы создать такого же героя — простого, приятного, обычного и не очень выдающегося. Из толпы офисного люда его выделяет только прекрасное чувство юмора, которое  необходимо Тиму как защита от совершенно невыносимого босса и соседа по кабинету.
 
После “Офиса” люди стали думать, что я настоящий комик. Но я всегда хотел быть порядочным актером, который может играть в комедийной роли, а не стендап-комедиантом.
 
Однако несмотря на всю свою незлобливость и легкость, Тим недоволен жизнью: он так и не смог стать самостоятельным человеком. До сих пор живет с родителями, у него нет девушки, и при любом удачном случае — как он говорит в первой же серии сериала — он готов бросить совершенно бессмысленную, по его мнению, работу. Тим развлекается розыгрышами, собирается вот-вот начать изучать психологию, но не делает этого, отчасти из-за своей вялости и нерешительности, отчасти — из-за запутанных отношений с секретаршей Доун, взаимная симпатия с которой никак не может перерасти в настоящий роман.
 
Я очень горжусь “Офисом”. Это одна из самых больших вещей, которые я когда-либо сделал. Да и сделаю, наверное. Я не хочу жаловаться на него. Многие люди даже близко не подходят к такому уровню признания и известности… Так что мне повезло, что уж...
 
Автостопом по Галактике
 
После окончания работы в неожиданно успешном “Офисе” (актер получил Эмми и BAFTA за лучшую комедийную роль) Мартин Фримен стал популярным и востребованным актером не только на телевидении, где ему в целом нравилось и где он без особых сложностей находил себе роли “милых простых парней”.
 
Его пригласили на главную роль Артура Дента в комедийной фантазии “Автостопом по Галактике”, ставшей культовой в Британии сразу же после выхода в прокат. “Необыкновенная история Путеводителя по Галактике началась очень просто с обыкновенного человека, точнее, обыкновенного землянина”, — ключевая фраза к образу Фримена в фильме, равно как и в целом к его работам начала 2000-х годов.


 
В этой приключенческой ленте Мартин снова изображает обычного, самого заурядного и самого рядового англичанина, с набором странностей, которые нас умиляют в близких и раздражают в незнакомых людях. Его персонаж, будто в продолжение роли Тима Кантербери из “Офиса”,  — воплощение традиционных представлений о том, какие же на самом деле англичане. И если роли великих злодеев или харизматичных героев играть не составляет труда, в них есть изюминка, яркие черты и эмоции, то попробуйте правдоподобно сыграть всем известного парня, скучного и неинтересного, трусливого, в меру хитрого, немного туповатого, слегка ленивого...  Словом, того, кто живет по соседству с каждым из нас и периодически ездит на одном автобусе до метро...
 
Опровергающая все истины, дико смешная, изобретательная, игривая и человечная комедия (San Francisco Chronicle)
Критики отмечали в один голос, что бешеная популярность “Автостопом по Галактике” сложилась из трех составляющих: мастерской игры Мартина Фримена, прекрасного повествователя Стивена Фрая и чудесного сценария.
 
Через 8 лет Мартин Фримен повторит подвиг и сыграет в еще одном довольно эксцентричном британском фантастическом комедийном фильме “Армагеддец”, у которого есть свои переклички с “Автостопом по Галактике”.
 
“Армагеддец” не идеал, но в лучших своих моментах она оставляет последние опусы американских режиссеров задыхаться в пыли… (The Globe and Mail)
 
Правда, здесь актер уже сможет перерасти обаяние “Офиса”, чтобы выглядеть довольно ощутимым мерзавцем и не самым приятным типом в компании: наконец-то сила влияния на карьеру актера “Тима Кантербери” немного ослабеет — и позволит ему выглядеть не так однозначно и просто, как это было раньше.
 
Рембрандт
 
“Двойное дно” Фримена и его глубокий драматический потенциал после “Автостопа” раскрыл Питер Гринуэй, известный британский экстравагантный режиссер и инсталлятор, историк искусства и знаток живописи. Гринуэй свою славу эпатирующего классика заслужил в 1980-е, с него фактически началась новая волна авторского британского кинематографа после десятилетий молчания.
 
И вот для своего фильма-исследования, фильма-биографии и даже “художественного триллера”  “Тайны “Ночного дозора” Питер Гринуэй на роль величайшего фламандца решил выбрать звезду сериала “Офис” и “Автостопом по галактике” Мартина Фримена.
 
Гринуэевский "Ночной дозор" не так прост, как кажется. Не только потому, что играющий Рембрандта Мартин Фриман нисколько не романтизирует своего героя, показывая его в быту довольно желчным, скандальным и неопрятным типом, хотя и гением. Снятый в рембрандтовских тонах, этот фильм на самом деле проникнут конспирологией и нумерологией — обе являются давними коньками Гринуэя (Андрей Плахов, КоммерсантЪ)
 
“Тайны” рассказывают об истории создания полотна Рембрандта ван Рейна “Ночной дозор”, где художник изображает групповой портрет роты городского ополчения во главе с двумя командирами, богатыми бюргерами. Гринуэй расследует контекст и приходит к выводу в своей ленте, что Рембрандт является свидетелем бесчинств богатеев, а его картина напрямую указывает на грехи и пороки “героев”. Код художника оказывается понятен современникам — за свою смелость и дерзость Рембрандт должен поплатиться здоровьем, репутацией и состоянием…


 
Нельзя сказать, что у Мартина Фримена после “Офиса” не было достойных ролей: он играл и в исторических сериалах, и в мелодрамах, — но только под руководством Гринуэя он обнажил невероятную силу актерского дарования, которое до сих пор базировалось на “изображении обычных людей” в не самых обычных ситуациях. И сделал это потрясающе сильно: его Рембрандту веришь, искусствоведческий опус становится интереснейшим детективом; ван Рейн вызывает огромный спектр чувств — от гадливости до восхищения и обратно, и совершенно неясно, как же это одному человеку удается так меняться на протяжении всего двух часов экранного времени.
 
На Венецианском фестивале Фримен, совсем не игрок на поле европейского артхауса, был в номинации как лучший актер. А фильм с его участием получил спецприз фестиваля и номинацию на Золотого льва. Через год Фримен и Гринуэй выступили снова дуэтом и записали документальную ленту в продолжение “Тайн “Ночного дозора” — ”Рембрандт: Я обвиняю!”.
 
Увлекательная документальная драма, которая исследует самую известную картину голландского мастера, "Ночной дозор", доказывая, что именно этот шедевр стоял за драматическим низвержением Рембрандта (Variety)
 
Это был совсем необычный проект: Гринуэй в научно-популярной документальной драме стал следователем по вопросам искусства и детектива, ищущего, что же стоит за самым скандальным, самым странным полотном Рембрандта ван Рейна. А Мартин Фримен снова исполнил роль художника, поражая своим сходством и цельностью характера, перенося зрителя в 1640-е годы из начала 21 века.
 
Я понимаю, актерство — это во многом притворство, но всему должен быть предел. Даже если ты играешь Гитлера, ты должен найти в себе общие с ним черты, иначе не получится убедительного образа.
 
Шерлок
 
Был такой период в моей жизни, шесть или семь лет назад — чуть более провальный, чуть менее прекрасный… Я только что купил дом и получил от налоговой счет в стоимость острова Мэн, посему я был немного обеспокоен. Я сказал своему другу “Как думаешь, я хороший актер? Или я просто бьюсь головой об стену?”. А я был знаменит. Я уже сделал “Автостопом по Галактике”, но до сих пор думал, что я случайно оказался в профессии. Потому что никогда не знаешь наверняка. Ты не получаешь никаких уведомлений. Не становишься “работником года”. Если бы у меня была другая работа, я бы не чувствовал всего этого...
 
Когда Мартину Фримену предложили роль доктора Ватсона в телесериале “Шерлок”, который собирались снимать как переложение классической истории на современный мотив (и это было не впервые — вспомнить хотя бы Гая Ричи и его три “Шерлока Холмса”, где главную роль играет Дауни-мл. и ему аккомпанирует Джуд Лоу), он отреагировал довольно плохо — и совершенно в духе своего будущего героя.
 
Я сразу почувствовал, что это плохая идея изначально. И я был против нее только потому, что в повседневной, нормальной рутине телевидения есть много чуши, которая мнит себя крутой. А я не люблю “крутые телесериалы”. Мне нравится по-настоящему крутые телешоу, но если они о себе заявляют “смотрите, как мы все тут упахались, пока сделали это”, мне наплевать. Однако  к тому времени, когда я добрался до второй страницы сценария, я подумал, что это будет действительно блестящий сериал, независимо от времени действия. Фантастически написанный, действительно захватывающий, как говорит Бен. И я думаю, что это правда!


 
Задумка сценаристов и режиссера нового “Шерлока” оправдала себя: переиначенный, но не лишенный обаяния начала ХХ века, этот детектив про легендарного Шерлока моментально снискал любовь огромной аудитории по всему миру.
 
Это Конан Дойль в современном платье, чудесно написанный, блестяще сыгранный и превосходно срежиссированный. И это все одновременно с верностью оригинальному исходному материалу (San Francisco Chronicle).
 
И снова Мартина Фримена поразило то, что небольшой по меркам Голливудских сериалов telly (и по бюджету, и по количеству серий и сезонов) стал культовым. А он — самым узнаваемым британцем 40 лет после Бена Камбербэтча, сыгравшего Шерлока Холмса.
 
Мартин Фримен привнес в образ Джона Ватсона, эсквайра, необходимую холодность и теплоту; мягкость и выдержку; иронию и почтение к оригиналу. В его исполнении Ватсон вовсе не тупой увалень: если нужно, он готов с ножом или пистолетом броситься на врага своего друга. Он — ветеран афганской кампании, человек, страдающий посттравматическим синдромом; он в равной степени может быть агрессивным и контролировать свои действия, подчиняя все жесткой самодисциплине.
 
Искусная игра Фримена в роли ворчливого, но преданного Ватсона — одно из истинных наслаждений сериала (New York Times)
 
С невероятной популярностью сериала связаны были и самые неприятные моменты для Фримена-актера: каждый раз во время съемок на территории, прилегающей к сценической площадке, собиралась огромная толпа зевак. Мартин ощущал себя как на театральной премьере или генеральной репетиции, только со зрителями:
 
Мы играли дубль, и в то же время были сотни людей, которые снимали нас на фотоаппараты и телефоны. Конечно, следовало быть им признательным. И я, совершенно точно могу это сказать, очень ценю любовь людей к “Шерлоку”. Но это, к сожалению, не делало мою работу легче ни на йоту.
 
В 2017 году собирается выйти 4 сезон “Шерлока” — и то, что он ожидаем повсюду, не вызывает сомнений. Сейчас Фримену удается работать параллельно в сериале и на лондонской сцене, а также сниматься в других проектах, которые он считает подходящими для себя.
 
Например, это роль в телевизионном фильме “Шоу Эйхмана”, где Мартин Фримен сыграл Милтона Фручтмана, продюсера американского телевидения, который предлагает израильтянам, устроившим суд над Адольфом Эйхманом, приговоренным к смертной казни, сделать телетрансляцию судебного процесса. В 1961 году впервые из зала суда велась трансляция, рассказывающая про нацистского преступника, непосредственно ответственного за массовое уничтожение 6 миллионов евреев. Что стояло за работой режиссера и оператора, как именно удалось уговорить 37 государств выпустить в эфир самое страшное из имеющихся на тот момент “живых телешоу”, — именно об этом фильм Пола Уильямса и Мартина Фримена.
 
Актеры блестяще подошли друг другу. Когда я встретил Мартина, мне стало понятно, что он привнесет в фильм очень многое, а интерес Энтони ЛаПальи и его стиль игры были мне очень близки. Снимать их — одна мечта, очень профессиональные ребята, и я надеюсь поработать с ними обоими в будущем (Paul Andrew Williams)
 
Хоббит: Туда и обратно
 
Когда мне предложили сыграть в “Хоббите”, нельзя сказать, что я сильно удивился. В то время у руля проекта стоял Гильермо дель Торо — именно с ним мы обсуждали мое возможное участие, для него я записывал свой «скринтест». А затем Гильермо сменили на Питера Джексона, что, на мой взгляд, вполне логично. Кто, если не Питер? Кто еще так досконально знает мир Средиземья? Кто еще может совладать с масштабом этого проекта?
 
Переговоры о том, что Мартин Фримен сыграет ключевую роль в продолжении самой известной киноэпопеи по легендарной мифологии Толкиена, велись долго. Актер не множил слухи и не подтверждал того, что именно он станет Бильбо Бэггинсом, хотя для него роль подобного масштаба была, безусловно, одним из самых желанных проектов.


 
Я не чувствую того пресса, какой должен бы чувствовать, возглавляя актерский состав столь масштабного проекта. Это ведь не мой фильм. Будь я режиссером — тогда да, я бы очень нервничал, хотя бы потому, что режиссер из меня никудышный. Как актер я сделал все, что мог, и я вроде бы не самый дрянной актер в мире, раз меня все еще держат в индустрии, как думаете? Если бы я был сантехником и мне бы случайно предложили сыграть Бильбо… Да я бы весь изнервничался и, возможно, даже умер бы от страха! А так чего нервничать — приходишь и делаешь свою работу. В жизни полно поводов, чтобы волноваться, зачем придумывать еще один? Если бы я носился по площадке в панике: «О боже, боже, я играю Бильбо, что же делать, куда бежать?!» — тогда бы точно ничего не вышло. Ну и в конце концов, если кому-то не понравится фильм или я в данной роли — никто же не умрет от этого.
 
Съемки проходили традиционно в Новой Зеландии: там уже было все выстроено Джексоном для “Властелина колец”, да и команда в основном была знакома с ландшафтом и природой. Мартин Фримен подчеркивал, что в подготовке к роли он постоянно пересматривал “Властелина колец”, где его героя играет Иан Холм. И что он копировал поведение животных и детей, чтобы пластика хоббита получилась более правдоподобной. Наконец, что тоже немаловажно, Мартин соглашался с тем, что Бильбо — отчасти он сам.
 
Как и мой герой, я против войны, ей я предпочитаю хорошие книги и вкусную еду.
 
Домосед, хороший семьянин, крепкий англичанин, который любит свой дом и свой очаг, Мартин всегда был немного своими героями (Тимом или Артуром Дентом). Что же до Бильбо, то он и вовсе весьма автобиографичен — насколько может быть автобиографичен вымышленный персонаж из толкиеновского Средиземья.
 
Безусловно, есть основания предполагать, что, сыграв хоббита, я могу спокойно уходить на пенсию.
 
Впрочем, нацелившись на несколько месяцев съемок, Фримен пропал в “Хоббите” с головой: работа над фильмом затянулась, и оказалось, что Джексон уже собирается снимать три части вместо одной или двух.  Накануне «прощальной вечеринки» актеров позвали и сказали: «Будем делать трилогию».
 
У меня до этого не было такой долгой работы, я никогда не проводил столько времени на площадке, даже в сериале. Это был самый настоящий марафон, тогда как обычная роль в фильме — она скорее как спринт, стометровка (GQ).
 
И хотя Фримен шутил, что у него уже все произошло в карьере, следующий проект стал самым необычным и непривычным для актера: наконец-то из него сделали не обычного (пусть даже и хоббита) парня, а настоящего злодея, подонка и подлеца.
 
Фарго
 
Съемки “Хоббита” затянулись на неоправданно длинное время, что чуть не стало причиной, по которой Фримену пришлось отказать американским продюсерам, выбравшим его на роль в первый сезон сериала “Фарго”, снятому по одноименному шедевру 1996 года братьев Коэнов.
 
Я поклонник братьев Коэнов, не фанатик, но поклонник. Большой почитатель их творчества. Они создали уникальные миры и в их фильмах есть дух настоящего. Не каждый может его уловить. И в этом огромная доля их обаяния: вы можете узнать их из множества. Как всех великих режиссеров или актеров, — вы их узнаете по почерку, когда видите.
 
Для актера работа в коэновской стилистике черного юмора и абсурда должна была перевернуть всю его карьеру. Его роль Лестера Найгарда переписывает полностью историю “доброго англичанина”, которого постоянно (хоть и с некоторыми отклонениями на Рембрандта) играл Фримен.


 
“Фарго” переиначивает концепцию моей “хорошести”. Я не питаю иллюзий к тому, что я делаю. Я просто знаю, что для меня герой — гораздо больше, чем просто человек, и что эта роль значит для меня гораздо больше, чем просто ступенька в карьере. Вот откуда берется разочарование: ведь я всегда хотел быть актером. Но я никогда не хотел быть “хорошим парнем”. А в Британии я стал известным, играя порядочных милых парней, что отбрасывает прям-таки огромную тень на все, что я делаю.
 
Игра в “Фарго” стала вызовом самому себе, вызовом своему “имиджу” в национальном и международном кино и театре, вызовом своим силам и актерскому таланту. Однако же то, что вышло на экраны, поразило многих.
 
Добродушный на вид Фриман, сыгравший вставшего на путь криминала страхового агента Лестера Найгарда, — это что-то кардинально новое. Его персонаж проходит поистине уолтер-уайтовский путь, всего за десять серий превращаясь в безжалостного убийцу, — и это тот случай, когда поступательная эволюция персонажа гораздо важнее сюжета. И Ватсон, и Бильбо Бэггинс больше никогда не будут для нас прежними — в добродушном взгляде хоббита теперь будут виднеться исключительно бегающие глазки жестокого ничтожества в клетчатом кепи. (GQ)
 
Двойственность, которую в Мартине Фримене открыл Питер Гринуэй, в “Фарго” доведены до крайности. Его Лестер оказывается персонажем с двойным, тройным… четверным дном, трусом и убийцей, скрывающим свою жестокость изо дня в день под маской милого и никчемного существа. Ничтожество вырастает в гнусную тварь, от которой невозможно отвести глаз — настолько Фримен привлекателен в безобразной эйфории вседозволенности.
 
И сегодня, если верить критикам и зрителям, Лестер Найгард — одна из лучших ролей Мартина Фримена в кино и на телевидении (в театре это Ричард Третий в шекспировской драме, но о театральных успехах Мартина следует писать совершенно отдельно).
 
Я прекрасно осознаю, что я невероятно везучий человек. Мечтал ли я об этом? Ну, пожалуй, да. Но мало ли о чем я мечтал! Я спал и видел, как получаю «Оскара» в два­дцать пять лет. Но я очень, очень ценю все, что со мной происходит. Правда, не всем так везет.