Джон Малкович



Джон Малкович родился в 1953 году в семье директора иллинойского заповедника, а мать Джона владела местной газетой: именно она повлияла на будущего актера-интеллектуала.
 
Моя мать с детства очень любознательна. Ее семье принадлежала местная газета в Бентоне, штат Иллинойс, где я вырос. Мать всегда отлично разбиралась буквально во всем на свете. Она из тех, кто в состоянии рассказать вам о свежем бестселлере и о последнем видеоклипе U2, а заодно перечислить произведения К. С. Льюиса и сообщить, сколько очков получил «Лейкерс» в первом матче сезона. Это просто потрясающе! Также она очень остроумна. Отец был человеком иного склада. Его больше нет на свете, но, когда я о нем думаю, он встает перед моими глазами: темноволосый, обаятельный, элегантный. Он был борцом за сохранение окружающей среды и издавал экологический журнал, что в Бентоне — городе угольных шахт — делало отца чем-то вроде маргинала.
 
Джон хотел идти по стопам отца, искренне переживая за сохранение окружающей среды, и поступил на биологический факультет Чикагского университета. Там он изучал экологию, но неожиданно для себя увлекся театральным искусством. Это увлечение оказалось настолько сильным, что в 1976 году, после окончания университета, Джон Малкович присоединился к театру Steppenwolf, созданного его другом Гэри Синиз.  
 
Лучшим образованием для меня стала работа с друзьями в театре «Степпенвольф». Мы, выпускники колледжа, собрались и взглянули на актерство вот под каким углом: работа это или что-то другое? Для меня это работа, но есть люди, для которых актерство — это всепоглощающая, монотонная, разрушающая психику, переходящая в помешательство, разъедающая болезнь, которая поражает весь организм. А я всегда говорил: «Если вы не получаете удовольствия, кто вам мешает найти нормальную работу?».
 
Дебют Джона Малковича на профессиональной сцене состоялся в 1978 году в составе труппы Steppenwolf в пьесе Сэма Шепарда «Проклятье голодающего класса». В течение следующих семи лет Малкович работал в самых разных местах, и ??при этом принял участие в полусотне постановок. В 1984 году он выступил в бродвейской постановке «Смерть коммивояжера» вместе с Дастином Хоффманом, которая принесла ему “Эмми”, когда годом спустя по ней сняли телефильм.
 
Воплощенный порок
 
Его дебют на большом экране состоялся в драме Роберта Бентона «Место в сердце» (1984) в роли слепого мистер Уилла, за которую Малкович был номинирован на «Оскар» как лучший актер второго плана. Хотя картину сейчас мало кто вспоминает,  это был блестящий старт в кино, подкрепленный блестящей работой у британского режиссера Стивена Фрирза.


 
Сегодня виконт де Вальмон в изображении Джона Малковича в экранизации классического романа «Опасные связи» (1988) считается классикой. Стивен Фрирз раскрыл огромный потенциал актера и показал его во всем великолепии разностороннего таланта. Утонченность и галантность, особая соблазнительная порочность в сочетании с невинностью и способностью влюбляться, уникальная харизма Малковича проявилась с мощью, не свойственной дебютантам. В “Опасных связях” Джон Малкович — зрелый мастер, который не уступает ни маститой Гленн Клоуз, ни секс-символу эпохи Мишель Пфайффер, ни тем более начинающим Киану Ривзу и Уме Турман.
 
Многие мои роли, конечно, несут в себе скрытый гнев, который копится внутри меня, и многие из них наверняка позволили избежать каких-то катастроф в обычной жизни. Так как я не уверен, что вообще умею, собственно, играть, мне приходится черпать гнев вместе со всем остальным из собственных запасов. Притворяться, как многие другие, я не умею. Так что играть в пьесе, где в какого персонажа ни ткни, он то «урод», то «ниггер», то «козел», и все они друг на друга злы, и всем надо как-то защищаться от жизни — в общем, играть в такой пьесе хорошо. Вы не поверите, но это отличная терапия.
 
Фильм Фрирза «Опасные связи» совершенно неожиданно пользовался ошеломительным успехом в прокате,  заслужив 7 номинаций на «Оскар» и 10 на премию BAFTA.
 
Первоклассная режиссерская работа — смелая и ловкая…Это по-настоящему живой фильм, подобные ему — большая редкость (The New Yorker).
 
Сегодня среди кинокритиков бытует мнение, что успех “Опасных связей” вызвал к жизни новую волну моды на исторические мелодрамы о жизни в Европе и Америке («Разум и чувства», «Влюблённый Шекспир», “Елизавета”, “Портрет леди”, “Эпоха невинности”, “Девушка с жемчужной сережкой”...).


 
Кинематографическую версию двух британцев — драматурга Кристофера Хэмптона и режиссёра Стивена Фрирза — можно счесть примером тонкого и умного постижения спустя ровно два столетия изысканно-жестоких ритуалов и блистательно-циничных интриг в среде французской знати, которая ещё не осознаёт близящегося конца своего довольно иллюзорного «мира опасных связей». Причём сюжетно, изобразительно и стилистически, — это постмодернизм в чистом виде, хотя действие и не перенесено в современность, как в некоторых других переложениях первоисточника. А актёрски и человечески — высокая мелодрама о любви и мести. (Сергей Кудрявцев)
 
Хроники нравственного падения и неизбежной смерти дворцового интригана, виконта де Вальмона, который запутывается своей собственной паутине сплетен, виртуозно интерпретированы Джоном Малковичем. Он убедителен и хорош в роли сердцееда и повесы Вальмона, его яростный взгляд и недюжинное обаяние делают в общем-то прямолинейного злодея очень объемным, ярким и живым.
 
Совершенная актерская игра Клоуз и Малковича в главных ролях; их яркие диалоги похожи на теннисные матчи. Другие ключевые роли, которые исполняют Пфайффер и Турман, также блестящи и непросты…  «Опасные связи» — захватывающий и соблазнительной фильм, пусть местами и неубедительный (Chicago Sun-Times)
 
Звезда экрана
 
Вскоре Джона Малковича пригласил к себе Бернардо Бертолуччи на главную роль в фильме «Под покровом небес» (1990). Американский писатель Пол Боулз, автор романа, по которому поставлен фильм, появляется в финале картины в роли рассказчика — и говорят, писатель остался крайне недоволен работой Бертолуччи. Чего нельзя сказать о публике, которая «проголосовала» за этот фильм, сделав его очень успешным в прокате.
 
Бертолуччи создал красоту. Вместе с выдающимся оператором Витторио Стораро и композитором Рюичи Сакамото, они сделали коктейль из намеков, жестов, бликов и света. Уингер и Малкович блестяще играют свои роли, весьма правдоподобно следуя спиралевидному потоку страстей (Washington Post)


 
Бертолуччи снял классическую трагедию о любви, своего рода послесловие к «Последнему танго в Париже», обратившись к вечным вопросам взаимного притяжения-отталкивания между мужчиной и женщиной.
 
В трудно поддающейся экранизации прозе Боулза Бертолуччи нашёл созвучные собственной душе мотивы о невозможности бесконечной и неизменной любви, создав кино протяжное и завораживающее. Чувственная и обжигающая история о невозможности возвращения к утраченному счастью и потерянной любви, которое уверенно входит во все и любые списки лучших кинолент XX века. А герой, созданный Джоном Малковичем, сводит с ума своей печалью, безразличием и нежностью.
 
В 1993 году Малкович сыграл изобретательного убийцу в высокобюджетом боевике Вольфганга Петерсена «На линии огня», который заставил присмотреться к Малковичу массового зрителя. За эту работу актёр удостоился второй номинации на «Оскар» и семизначного гонорара. Захватывающий поединок между преследуемым и преследующим, которые постоянно меняются местами, крепко держит внимание зрителя. Мастеркое исполнение Малковича заворожило публику, он сыграл достоверно и убедительно — его перевоплощению в хладнокровного и расчетливого убийцу веришь на 100 %.
 
В боевике он оказался ничуть не хуже, чем в психологическом триллере или романтической драме. Малкович это еще не раз подтверждал за свою карьеру — его амплуа не статично, оно подвижно, как ртуть, и неизменным остается только высокое качество воплощения. Из более чем 90 фильмов, в которых он снялся, едва ли можно выделить десяток слабых, и точно ни одной халтурной или поверхностной роли, только выверенные и проработанные образы.
 
Политический детектив превращается в напряжённую драму характеров, упорную схватку личностей. И в этой дуэли смертельных партнёров, которые словно уже не могут обойтись один без другого, поскольку должны самоутвердиться лишь в споре с достойным соперником, замечательно играют Клинт Иствуд и Джон Малкович. Малкович удивляет внешними перевоплощениями скрывающегося преступника, и благодаря довольно редкому на экране представлению маньяка-террориста, в качестве очень коварного и толкового врага (Сергей Кудрявцев).
 
В отличие от блокбастера с погонями, остроумный нуар-триллер «Тени и туман» (1990) Вуди Аллена полностью провалился в прокате, оказавшись не по зубам американскому зрителю. Великолепная атмосфера, тонкий юмор, мудрый подтекст, отличные съемки, фирменный стиль Вуди, смешение жанров и — прекрасный Джон Малкович в роли клоуна-неудачника.  


 
Раздражающе расфокусированный фильм «Тени и туман» — безусловная осечка. Аллен набросал план для большого кино, но без должного вдохновения. Многие из актеров, особенно Мадонна, Кейт Неллиган и Фред Гвинн, появляются настолько эпизодически, что их едва успеваешь заметить. Слишком мало сатиры и слишком много Вуди Аллена. Однако красноречие фильма не вызывает сомнений (The Rolling Stone)
 
Быть ??Джоном Малковичем
 
В 1999 году Джон Малкович исполнил роль самого себя в нашумевшем фэнтэзи «Быть ??Джоном Малковичем». Гениальная, невероятно занимательная мета-комедия оказалась абсолютно уникальной и ни на что не похожей. Сюжет-метафору можно трактовать как памфлет о многогранности актёрской натуры, в которой живет множество разных личин и масок.
 
Дебютанты — режиссер Спайк Джонс и сценарист Чарли Кауфманн — смогли удивить всех. Надо отметить, что спустя почти 20 лет никто не сделал ничего подобного: это сюрреалистическое путешествие главного героя (Крейг Шварц, кукольник-неудачник) по сознанию Джона Малковича, вид «из его головы», буквально через его глаза, воссоздает практически арт-хаусную, упоительную атмосферу абсурда в стиле Дэвида Линча.
 
Юмор комедии не линеен и поняли его не все, но то, что это замечательно смешной философский фарс, отметила большая часть зрителей.
 
Было ли это храбростью сыграть в фильме «Быть Джоном Малковичем»? Я не считаю, что с моей стороны это была храбрость. Меня беспокоила необходимость найти равновесие между моими профессиональными обязанностями и моим правом на частную жизнь. Но у меня и в мыслях не было, что этот проект требует от меня храбрости. Просто вещь показалась мне блестящей. Сценарий меня очень позабавил. Только одно царапнуло, мистическая такая штука: Чарли Кауфман говорит, будто ничего такого не знал, но в период, который он описал, я действительно жил в доме на 75-й улице. И на минуту меня действительно прошиб холодный пот.
 
Кауфманну предлагали переделать сценарий в нечто более коммерческое (например, «Быть ??Томом Крузом»), исходя из недостаточной популярности Джона Малковича. Однако прекрасный сценарист не стал ничего менять, ведь его интересовала именно личность Малковича, как одного из самых загадочных американских актеров.
 
Более того, Кауфманн даже не побоялся обыграть сам факт непопулярности Малковича: в сцене, где Крейг впервые попадает в тело Малковича, и едет в такси,  таксист, узнавший актера, пытается вспомнить хотя бы один фильм с участием Джона — и безбожно врет, путая его с другими звездами.
 
Почему именно Малкович? Может быть, потому, что он актер с явной самоиронией и само-насмешкой, и потому, что его присутствие всегда идеально вписывается в схему любого фильма. Для начала — это очень забавно, когда Крейг оказывается  внутри разума Малковича, в момент, когда актер ест тост и читает The Wall Street Journal в своей квартире на Парк-авеню… И Малкович отлично справился с такой задачей, как сыграть целую комнату Малковичей...(NY Times).
 
Помощь в создании фильма оказал тесть режиссёра, Фрэнсис Форд Коппола; он же  лично помог убедить Малковича принять участие в съемках. Кстати, в фильме полное имя Малковича — Джон Горацио Малкович, а в реальности — Джон Гевин Малкович.
 
Кинокритика приняла абсурдистский гимн с большим энтузиазмом. В частности, Джим Хоберман в своей рецензии отметил многослойность притчи: «это фильм об актёрской игре, точнее, об актёрской игре наоборот». 
 
Либо “Быть Джоном Малковичем” получает номинацию на “лучший фильм”, либо члены Академии нужна пересадка мозга (Chicago Sun-Times, Роджер Эберт)
 
Роджер Эберт был прав в своем восклицании: фильм был номинирован за лучшую режиссуру, сценарий и роль второго плана, хотя и не получил ничего… Но даже без «Оскаров» он собрал изрядный список наград в 2000 году: премия «Сатурн» за лучший фэнтези-фильм и лучший сценарий, премия BAFTA за лучший оригинальный сценарий, премия «Независимый дух» за лучший дебютный фильм и лучший дебютный сценарий, премия «MTV Movie Awards» лучшему новичку в кинематографе (Спайк Джонз) и «Специальное упоминание» и «приз ФИПРЕССИ» с формулировкой «За остроумно написанную абсурдистскую сатиру на привлекательность славы, снятую с огромным талантом» на Венецианском кинофестивале.
 
Список номинаций еще длиннее: помимо уже упомянутых трех номинаций на Оскар, были номинация на премию «Сезар» за лучший иностранный фильм (Спайк Джонз), 4 номинации на премию «Золотой глобус» и так далее...
 
Дело в том, что я привередливый тугодум. В большом кино, где все решает время, я начинаю тупить. Продюсеры выделяют мне на съемки сцены три недели, а я только в самом конце осознаю, что нужно все переснять, потому что мой герой – левша. И начинается... Прошу еще неделю на подготовку, а за спиной слышу: «Проклятый театральный сноб!». Я всегда говорил, что считаю себя театральным актером. И то, что я прославился в кино, просто случайность. Так что киноакадемия забила на меня, а я – на нее.
 
2000-е: представьте меня Кубриком
 
Фильм 2005 года «Быть Стэнли Кубриком» никак не связан с фильмом «Быть Джоном Малковичем», сходство в названиях появилось только в русском переводе, в оригинале же картина носит другое название — «Представьте меня Кубриком».


 
Действие фильма происходит в конце 1990-х в Лондоне, где в клубах и ресторанах регулярно появляется некто Алан Конвей (Джон Малкович), авантюрист и гомосексуал, выдающий себя за Стэнли Кубрика (который в то время снимал фильм «С широко закрытыми глазами»). Несмотря на то, что Конвей даже не похож на известного режиссера, ему удается провести всех, от театральных критиков до начинающих рок-музыкантов и таксистов. Так как самозванец не очень заботится ни о правдоподобии своей легенды, его раскрывают... но даже после этого, он продолжает водить знакомство с реальными кинозвездами и сам прожигать жизнь как звезда.
 
В фильме Color Me Kubrick Джон Малкович играет одну из главных и лучших ролей своей жизни, он действует как прирожденный гурман, который создан для порочных удовольствий и высокомерия (Chicago Tribune)
 
Этот американский Остап Бендер играет на тщеславии и тяге к знаменитостям: «они хотели получить все, не давая взамен ничего. Он же, не давая им ничего, получил от них все» — слоган фильма прекрасно отражает его главную идею. Казаться успешными, не потерять лицо, не признавать ошибку и собственную ограниченность гораздо важнее для публики, чем истинное положение вещей. После разоблачения Алана Конвея пытаются утопить в озере, что роднит его с незабвенным героем Малькольма МакДауэла из кубриковского «Заводного апельсина».
 
«Представь меня Кубриком» — настоящий бенефис Джона Малковича. Лицедейство самой высокой пробы и легкое безумие, искрящееся, как шампанское, переполняет каждый кадр. Малковичу в шкуре лицемера и лжеца, называющему себя великим именем великого режиссера, веришь решительно и безоговорочно. Ему сочувствуешь и переживаешь, а это, кажется, второй признак настоящего гения. Сам Станиславский прокричал бы Джону — верю!
 
Я предпочитаю фантастические фильмы реалистическим. Ведь что такое по большому счету реальность кино? Стоят перед камерой несколько миллионеров и изображают страдания на лицах. Какой уж там реализм!
 
В 2008 году Малкович снялся у братьев Коэнов в «антишпионской» черной комедии «После прочтения сжечь». И тут Джон Малкович снова чувствовал себя как рыба в воде — коэновский юмор идет ему, как пошитый на заказ смокинг. Комедия ошибок и мир, захваченный идиотами: одного придурка-контрразведчика, увольняют из ЦРУ; другой придурок — тренер в фитнес-клубе, находит компакт-диск с его мемуарами и неуклюже пытается его шантажировать…и так далее. Джон Малкович с упоением играет напыщенного самовлюбленного дурака, который изображает непризнанного гения, и как обычно, его перевоплощению веришь без малейших сомнений.


 
Это быстро снятая и, видимо, еще быстрее написанная, предельно популистская комедия, где хохм (слово «шутки» слишком интеллигентно) втрое больше санитарной нормы, а голливудские звезды из первой десятки два часа ведут себя так, как взрослые люди не вели себя на экране со времен «Операции «Ы». Здесь через край фирменного коэновского цинизма, но нет и следа их былого чувства меры и стиля… самый отталкивающий фигурант этой сказки — задерганный, орущий благим матом персонаж Малковича — и есть не только единственный положительный, но и единственный сколько-то одушевленный герой, как мороком, окруженный со всех сторон приплясывающими, причмокивающими подобиями с односложным именами. Его крик «Идиоты, я боролся с вами всю свою сраную жизнь!» — разом превращает шутку в быль, а сверхдурацкую комедию в манифест отчаявшегося разума (Афиша).
 
Сегодня
 
Несмотря на головокружительную карьеру в кинематографе, Джон Малкович продолжает выступать как театральный актёр и считает себя именно актером театра.
 
В кино я себя чувствую так, как бы ощущал себя пианист, которого попросили сыграть на саксофоне. Это не то, чему меня учили. Театр — это мир, из которого я родом. Я не могу представить свою жизнь без ежедневных репетиций. Что может быть лучше, чем прийти посидеть в темном зале, понаблюдать за работой моих коллег. Этим наполняется моя жизнь.
 
С возрастом Малкович стал иконой стиля и одним из самых авторитетных голливудских актеров, хотя к Голливуду он все же себя не относит, полагая, что его дом на Бродвее.
 
Он подарил свою внешность и голос многим мультяшным персонажам, снялся в десятках фильмов, в том числе в роли самого себя. Сегодня Джон Малкович продюсер, режиссер и сценарист.
Вообще-то я не очень похож на тех чокнутых типов, которых мне довелось играть. Да, нрав у меня вспыльчивый, я могу обозлиться, могу судить категорично, но поймите: я всегда пытался обуздать эти порывы, и помогает мне в этом мое любопытство. Вот пример. Вообразим, что есть у меня один приятель — молодой итальянец, гей. И вот я вижу, что к нему в гримерку каждый день приходят евреи лет сорока пяти: он с этими мужчинами проводит время, едет потом с ними в ресторан... Во мне проснется любопытство. Я не почувствую ни ужаса, ни злости, ни гадливости — только любопытство. Мне захочется побольше узнать об этих людях. Законы нравственности и этики тут ни при чем, принципы тут ни при чем — любопытство и только любопытство.
 
Его разносторонние таланты просто потрясают: он модельер, выпускает одежду под собственным брендом Technobohemian. В 2015 году Малкович снялся в клипе рэпера Эминема "Феноменальный". Он прекрасно говорит по-французски, поскольку десять лет жил на юге Франции и работал в местном театре. У него незаурядное чувство юмора и огромные планы на то, как провести следующее десятилетие.
 
Меня по-настоящему интересует только то, что делаю я, что мне доставляет удовольствие. Даже если зрители не будут приходить на спектакли, я все равно буду продолжать заниматься театром. Я таким родился.