Джереми Айронс



Элегантный британский красавец Джереми Айронс родился в Касе, на небольшом острове Уайт, недалеко от южного побережья Англии. В возрасте 13 лет Джереми поступил в Шерборнскую школу Дорсет, где был вполне счастлив, занимаясь своим любимым видом спорта — верховой ездой.
 
Юный Джереми не всегда мечтал о карьере актера, профессия ветеринарного врача-хирурга долгое время занимала его воображение. Он начал работать ассистентом в театре только после того, как провалился на вступительных экзаменах в ветеринарную школу.
 
Мне всегда нравилось становиться старше и взрослее. Я искренне считаю, что восемнадцать лет лучше, чем семнадцать. А семнадцать лучше, чем шестнадцать. Для меня лучшая пора самореализации наступила, когда мне исполнилось сорок. Вероятно, это отражает то, что мне наиболее свойственно: приятие жизни какой она есть.
 
Два года Джереми учился на актёрских курсах театра «Олд Вик» в Бристоле (Bristol Old Vic Theatre School), где приобрел большой опыт актерской работы в самых разных постановках от Шекспира до современных драм. Переехав в Лондон в 1971 году, он брался за любые случайные роли, пока удача не улыбнулась ему партией Иоанна Крестителя в хите-мюзикле Godspell. Айронс продолжал успешно свою актерскую карьеру в театре Уэст-Энда и на телевидении, и дебютировал на киноэкране в «Нижинском» (1980), где сыграл хореографа Михаила Фокина.
 
В 1984 году он уже играл на Бродвее в паре с молодой тогдашней звездой театральной сцены Гленн Клоуз в спектакле по пьесе Тома Стоппарда The Real Thing (за роль в котором получил театральный аналог «Оскара» — премию «Тони»).
 
Самый английский из всех возможных
 
В начале 1980-х годов Айронс привлек к себе внимание главной ролью в телесериале по роману Ивлина Во «Возвращение в Брайдсхед» (1981), после чего он навсегда обрел амплуа настоящего британского аристократа и стал  очень востребован в кино и на телевидении.
 
«Возвращение в Брайдсхед» — сериал, состоящий из одного сезона и одиннадцати эпизодов, производства компании Granada Television, транслировался английским телеканалом ITV. По оценке Британского института кинематографа, сериал входит в список лучших британских телепрограмм. Он собрал множество отечественных и международных наград, Айронс также был отмечен призами и званиями.
 
Будучи британцем, я хорошо знаю и умею передавать главную способность моих соотечественников: общаться помимо слов, когда истинно важны лишь интонация и паузы, выражающие нечто совсем иное. Другим нациям тоже, наверное, присущ подобный тип общения. Но именно для англичан он является фирменным. Не только меня, но и некоторых других британских актеров из-за нашего английского акцента, который ассоциируется с породой, в Голливуде чаще всего приглашают на роли представителей высшего класса. Тем не менее, как ни странно, Шон Коннери, Майкл Кейн, Энтони Хопкинс, ваш покорный слуга — все мы имеем в кино свои особые имиджи, позволяющие существовать нам в разных системах координат.
 
Сага об аристократической английской семье охватывает период между Первой и Второй мировыми войнами, место действия — поместье Брайдсхед.  У Джереми одна из главных ролей (Чарльз Райдер), и по сути вся история рассказана от имени его героя.
 
Во время Второй мировой войны, находясь в Англии и командуя ротой, капитан Чарльз Райдер попадает в поместье Брайдсхед, резиденцию аристократов Флайтов, с которыми его связывают радостные и грустные воспоминания молодости. Изначально продюсер (Дерек Грэйнджер) хотел отдать роль Чарльза Энтони Эндрюсу, а роль Себастьяна — Айронсу. Но Эндрюс убедил продюсера, что роль Себастьяна он исполнит гораздо лучше, и актеры поменялись персонажами.
 
Настоятельно рекомендуем для просмотра, если вы являетесь поклонником длинных кинолент, и у вас хватит терпения, чтобы насладиться ею. Если вы любите фильмы-саги и вам интересны сложные персонажи, вы найдете «Брайдсхед» интригующим. Актерские работы здесь исключительны (Needcoffee.com)
 
Несмотря на то, что амплуа британского аристократа намертво прикипело к Айронсу, он себя таковым вовсе не считает. Как-то он даже сказал, что если бы ему присудили звание кавалера ордена Британской империи, к которому прилагается титул «сэр», он бы от него отказался.
 
Я никогда не считал себя частью истеблишмента, всегда голосовал за лейбористов. Принять звание сэра от королевы в Букингемском дворце для меня было бы лицемерием. Я не принадлежу к аристократии и никогда не буду.
 
Тем не менее, продолжая создавать галерею аристократических образов, Айронс в 1981 году сыграл в дуэте с Мерил Стрип в экранизации романа Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта». Ее снял режиссёр Карел Рейш по сценарию Гарольда Пинтера, вдумчивого и деликатного интерпретатора чужих произведений, дающего возможность режиссёрам пользоваться остроумными и стилистически выверенными сценарными решениями.


 
В «Женщине французского лейтенанта» действие развивается сразу в двух эпохах: современная киногруппа снимает фильм о любовном увлечении молодого буржуа Чарльза Смитсона (Айронс), заворожённого загадочной женщиной Сэрой Вудруфф (Стрип), которую в 1867 году обитатели деревни на юге Англии считали сумасшедшей.
 
Если «божественная Мерил» имела шанс лишь увеличить число поклонников своего редкого дара женственного пребывания на экране в двойном качестве актрисы и героини, то Джереми Айронс с обликом романтического любовника и ярким драматическим талантом впервые заявил о себе в полную силу. Он стал крайне необходим для кино последних двух десятилетий ХХ века во вневременном амплуа человека духа, раздираемого внутренними страстями (Сергей Кудрявцев).
 
Мастер сложных психологических образов
 
В середине 1980-х годов Джереми Айронс много играет в театре по обе стороны Атлантики: его можно увидеть и на Бродвее, и на подмостках Лондона. Он стал членом труппы Королевского Шекспировского театра, на сцене которого появился в главных ролях в трех пьесах.
 
Актер постепенно становится признанным мастером воплощения тонких, психологически сложных персонажей, которые, оставаясь по-джентельменски сдержанными, демонстрируют самых невероятных демонов, раздирающих их внутри.
 
Режиссеры все чаще приглашают Айронса на роли психопатов, убийц и извращенцев, которых, впрочем, можно было бы охарактеризовать и как сложных и порой забавных оригиналов.
 
В 1984 году Джереми сыграл главного героя в «Любви Свана», экранизации второй части романа «По направлению к Свану» Марселя Пруста, где роль Одетты исполнила Орнелла Мути. Прустовские истории, заунывные в своих бесконечных подробностях, не выглядят скучными в трактовке Джереми: они всего лишь умиротворяющие. 
 
В 1990 году Айронс получил «Золотой глобус» и «Оскара» за лучшую мужскую роль, виртуозно сыграв Клауса фон Бюлова в «Изнанке судьбы» в дуэте со своей бродвейской визави, красавицей-аристократкой  Гленн Клоуз.
 
Эту психологическую криминальную драму с открытым финалом сложно назвать детективом, однако ее сюжет держит зрителя в напряжении от первого кадра до финала. Персонаж Айронса неоднозначен, преступник он или жертва обстоятельств — неясно, зрителю предлагается думать о нем, что угодно. Аристократ Клаус фон Бюлов обвинен в попытке убийства своей жены Санни (Клоуз), которая находится в коме и от лица которой ведется закадровое повествование. Она рассказывает о процессе, в котором ее мужа осудили, но выпустили под залог до рассмотрения апелляции. Бюлов обращается к адвокату, профессору Гарвардского университета Алану Дершовицу (Рон Сильвер) с просьбой доказать его невиновность в суде.
 
Айронс играет искусно, гамма чувств — от мертвенного лица до хитрого прищура жулика, сдержанные страсть и ярость (ибо положение обязывает). И удивительно, как ему удается сделать старину Клауса странно жалким, ведь ему начинаешь сочувствовать. Конечно, этому способствует то, как представлена его жена. Шредер и Клоуз задали своим фильмом серьезную трепку богатым аристократам. (Washinton Post)
 
Кинорежиссер Барбет Шрёдер выдал злобно-колючую сатиру о жизни и развлечениях пары богачей нашего времени. Захватывающая семейная драма словно через замочную скважину заглядывает в дом фон Бюлов, обнажая все скелеты во всех шкафах… Эта история основана на реальных событиях. Джереми Айронс даже встречался с настоящим Клаусом, правда, спустя несколько лет после выхода фильма. Фон Бюлов не рассказал ему ничего нового о своем деле, а вот критикам понравилась едкая сатира «американской саги о деньгах и мистике», и они высоко оценили актерское мастерство Джереми Айронса, наградив его и Оскаром, и Золотым глобусом.
 
Спустя пару лет на крючок обаяния и утонченной сексуальной элегантности Айронса крепко попался самый “циничный” режиссер, чье чувство юмора вкупе с загадочностью Джереми Айронса породили настоящие шедевры. Режиссер Дэвид Кроненберг пригласил актера участвовать в двух своих фильмах («Связанные насмерть» в 1988 году и в драме «М. Баттерфляй» в 1993).
 
За роль в «Связанных насмерть» Джереми Айронс получил премию критиков как лучший актер Нью-Йорка.



Меня не волнует, провокационна ли моя роль в чьем-либо понимании или нет. Меня волнует, интересна ли она. Я всегда любил исследовать темную сторону Луны — противоречивую человеческую природу. Мне нравятся экстремальные персонажи, которые сильно отличаются от меня. Нравится, выражусь так, смотреть вниз с высоты 25-го этажа. Именно поэтому в театре я чаще всего играл в шекспировских пьесах: в них каждый персонаж — клубок противоречий.
 
А вот «М.Баттерфляй» вызвала двойственное восприятие у критиков и зрителей. Эта драма — история необычной любви между французским дипломатом и актером шанхайского театра, игравшего женские роли и остававшимся в роли «женщины» все время их платонического романа.
 
Как можно любить мужчину в течение 20 лет, и считать его женщиной? Французы, которые полагают себя экспертами в вопросах эротики, были озадачены этим вопросом во время знаменитого суда над Рене Галимаром, атташе посольства Франции в Пекине, который много лет был в отношениях со звездой пекинской оперы, переодетым шпионом-травести.
 
Критики потешались — неужели Галимар никогда не видел свою любовницу без одежд? Для Дэвида Кронеберга и разделяющего его позицию Джереми Айронса ответ прост: Рене Галимар не знал, что его возлюбленная - мужчина, потому что он не хотел знать. Много лет он был влюблен в идеальную женщину и не позволял реальности вмешиваться и портить идеал.
 
Галимара играет Джереми Айронс, признанный трубадур утонченно-извращенной сексуальности, и никто другой не мог бы сыграть эту роль лучше, предъявляя нам свою перевернутую одержимость, приводящую его к зацикливанию на "женщине", которая держит его всегда на расстоянии вытянутой руки. Айронс основывает свою игру на том, что эротические импульсы всегда полностью лишают влюбленных чувства юмора, и могут показаться комичными стороннему наблюдателю. "Ты моя бабочка?" спрашивает он свою Баттерфляй в момент сильной боли, и его агония мешает нам улыбаться. Помните старую пословицу: будьте осторожны с вопросами, потому что вы можете получить ответ... (Chicago Sun Times)
 
Да, секрет "М. Баттерфляй" — секрет только для Галимара, но не для зрителя или режиссера. В самом начале фильма мы знаем от госпожи певицы, что в Пекинской опере все женские партии традиционно исполняют мужчины. И в этом “секрете полишинеля” заложена, по Кроненбергу, величайшая насмешка судьбы, трагедия смертного человека...
 
Гумберт навсегда
 
В 1997 году Айронс сыграл Гумберта Гумберта в экранизации набоковской «Лолиты». Многие критики считают эту актерскую работу вершиной его карьеры, сам Джереми соглашается с тем, что эта роль — самая сложная и интересная.
 
Съемки в кино — занятие весьма утомительное. И я соглашаюсь тратить на них время и усилия, только если персонаж мне действительно интересен. Меня никогда не привлекали героические роли. Мне нравятся странные личности. Копаться в них куда увлекательнее. Гумберт Гумберт — мое главное актерское достижение. Набоков гениально написал этот характер, и мне нужно было вложить в него все, что я знаю и умею. Это ведь и комедия, и трагедия, и любовная история. Эта роль потребовала от меня больше, чем все остальные.


 
Судьба «Лолиты» в экранизации Эдриана Лайна непростая: только через два с лишним года после завершения фильм был показан в США по кабельному телевидению, позже вышел в ограниченный прокат, где даже близко не смог окупиться (при бюджете в 58 миллионов долларов).
 
“Скандальный фильм” был отвергнут практически каждым американским дистрибьютором по нескольким причинам: потому что фильм был слишком дорогим; потому что вызывал у всех опасения негативной реакции из-за специфической темы картины.
 
Национальная премьера в конце концов прошла на Showtime, после недельной демонстрации в единственном кинотеатре Лос-Анджелеса, чтобы иметь возможность претендовать на Оскара. Американская политкорректность не в состоянии была проглотить сложность и многомерность прозы Владимира Набокова. В России, кстати, премьера «Лолиты» состоялась в январе 1998 года.
 
Набоковская «Лолита», увы, словно навеки связана с темой педофилии, к которой не имеет почти никакого отношения, поскольку всё можно (и даже следовало бы) интерпретировать в идеально-духовном, вообще в гипотетически платоническом плане. Но зато множество других менее известных произведений литературы и кино, которые напрямую и подчас довольно спекулятивно трактуют этот будоражащий публику мотив сексуального влечения взрослых к детям, остаются без какого-либо внимания со стороны высоконравственных граждан. Эта экранная версия романа Владимира Набокова, сделанная Эдрианом Лайном, не избавлена от чересчур буквального понимания сложной философской проблематики этого многозначного и иносказательного произведения. И всё неизбежно сводится лишь к «жестокой мелодраме о запретной любви». (С. Кудрявцев).
 
Те критики, которые смогли оценить фильм безотносительно к моральным запретам пуританского общества, отмечали, что для понимания визуально и эмоционально мощной "Лолиты" важно, что это история Гумберта, рассказанная героем с его собственной страстной, грустной, измученной точки зрения. Это трагическая сказка без морали, воспоминания художника и безумца…
 
В роли Гумберта Джереми Айронс воплотил один из самых масштабных и бесстрашных экранных образов. Его лицо отражает удивительную сложность внутренней жизни Гумберта. Он расчетливый, романтичный и совершенно душевнобольной со своей любовью. Его голос за кадром, строки романа, резонируют с поэзией Набокова. Самое главное, Айронс никогда метафорически не подмигивает аудитории, чтобы намекнуть, что он все знает лучше Гумберта. Он, кажется, знает все неутешительные истины как сам Гумберт. Им создан очень соблазнительный образ, но это тот случай, когда главные смыслы не лежат на поверхности. (New York Times)
 
Удивительно, но у кого бы ни снимался Айронс, создается впечатление, что он сам себе режиссер: его загадочность, сдержанность, утонченность и будто бы недоговоренность неизменны. И при этом его нельзя обвинить в однообразии или том, что он всегда играет одно и то же.
 
Так, например, в 2002 году Джереми Айронс сыграл в двух биографических кинофильмах: «А теперь, дамы и господа», где его партнёршей стала известная французская певица Патрисия Каас, и в «Каллас навсегда» Франко Дзефирелли, знаменитого оперного режиссера.
 


Можно было бы сказать, что он исполнил одну и ту же роль - но при внимательном просмотре оказывается, что каждый из персонажей Айронса уникален, обладая, безусловно, сходным набором личных качеств.
 
В «Каллас навсегда» Джереми удалось быть забавным, несмотря на невеселый сюжет. Беллетризованная история последних месяцев жизни оперной певицы Марии Каллас (в блестящем исполнении Фанни Ардан) — вымышленная, но имеет параллели с реальностью.
 
Франко Дзеффирелли, который был режиссером и соавтором сценария, поставил на сцене "Норму", "Травиату" и "Тоску" с участием Каллас. В 1964 году он снял свой телевизионный фильм "Мария Каллас в Ковент-Гарден». Дзефирелли оставался другом певицы до конца ее жизни. Должно быть, он мечтал о великом последнем выходе дивы, и, возможно, они даже обсуждали с ней возможность такого фильма, как «Каллас навсегда».
 
Фильм рассказывает о том, как Мария Каллас, потерявшая голос и жажду жизни, не хочет ни публичности, ни новой славы. Она живет воспоминаниями о былых днях, о сцене и партиях, исполненными ею в момент высочайшего расцвета своей карьеры. До тех пор, пока ее покой не нарушает американец Ларри Келли (Джереми Айронс),   режиссер и близкий друг, прототипом которого, очевидно, был сам Дзеффирелли.
 
Ларри — трудолюбивый профессионал, стареющий гей, пытается вернуть оперную звезду если не на сцену, то просто к жизни. Мария Каллас позволяет увлечь себя идеей постановки оперы-экранизации, озвученной ее старыми записями. Ардан отлично справляется с ролью темпераментной дивы, и зритель ей верит: да, это она, самая известная оперная певица XX века (ее сопрано был назван голосом века). Персонаж Джереми Айронса терпелив с ней, в меру льстив, убедителен, дьявольски коварен. 
 
Для любителей Каллас этот фильм настоящий подарок; он богат музыкой и ее божественным голосом, хотя не обошлось без болезненной экзальтации, от которой перехватывает дыхание, слезы застят глаза и кожу покрывают мурашки. История также дает Дзеффирелли, одному из величайших оперных режиссеров, шанс сделать постановку сцены из "Кармен" с Каллас — или, вернее, с Фанни Ардан. Недостатки фильма незначительны. Дзеффирелли интересна Каллас, смысл ее жизни и искусства, интересна ему и "Кармен". Все остальное показано пунктиром, схематично, так что история часто кажется чем-то вроде сказки. Айронс в роли импресарио очень порадовал; у него забавный хвостик и тлеющие похотью сальные глазки в присутствии его молодого любовника, при этом ему удается сохранить в своей сущности почитание истинного искусства. (San Fransicso Chronicle)
 
В 2011 году на экраны вышел исторический многосерийный проект «Борджиа», посвященный династии времен Ренессанса. Джереми Айронс исполнил роль патриарха Родриго Борджиа, известного как Папа Александр VI.
 


Разноплановый Джереми Айронс подарил свой голос злодею Шраму в легендарном мультипликационном проекте «Король Лев» и сам исполнил музыкальную композицию «Be prepared». Характерный низкий и чувственный голос Айронса весьма востребован: он озвучил несколько аудиокниг, в том числе  «Возвращение в Брайдсхед» Ивлина Во, «Алхимика» Паоло Коэльо и «Лолиту» Владимира Набокова.
 
Не отказывается Джереми Айронс и от ролей в блокбастерах, например, он сыграл преданного помощника Бэтмена — Альфреда в «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости». В 2016 году выходят еще три фильма с участием Джереми: «Высотка» (антиутопия с Томом Хиддлстоном), «Гонка» и «Кредо убийцы» (боевик по видеоигре «Assassin’s Creed» с Майклом Фассбендером в главной роли). В последнее время такой напряженный график для него необычен, он предпочитает проводить время с семьей.
 
Я стал спокойно относиться к своей карьере. Амбиции, амбиции... мне на них уже наплевать. Мне вдруг понравилось играть небольшие роли — я не воспринимаю себя настолько серьезно, чтобы требовать только больших.
 
За свою карьеру Джереми Айронс снялся более чем в 50 фильмах, стал признанным мастером и обрел все возможные награды. В актерской среде он имеет прозвище Король и явно им не тяготится. Счастливый брак, двое сыновей и долгожданные внуки, отсутствие звездной болезни и собственный замок — кажется, жизнь Короля удалась. Брак с Шинейд длится почти 40 лет, и Айронс шутит, что это только потому, что у него в собственности есть семь домов, и им всегда есть, где спрятаться друг от друга.
 
Мне важно получать удовольствие от самого процесса работы. Шесть лет назад я вообще на два года уходил из профессии: занимался реконструкцией своего замка, который купил в Ирландии в графстве Корк. Мне удалось возродить замок! Ему шестьсот лет, и четыреста из них он стоял нежилым. Теперь он выглядит потрясающе: сто футов высотой, две башни, вид на Атлантику...Там я прячусь от всех. Там я черпаю энергию… Мне нравится быть вдали от людей. Именно поэтому я стал теперь предпочитать кино театру. Кино не так связывает тебя. Между ролями можно делать паузы, тогда как театральный контракт иногда заставляет тебя работать ежедневно. А уж паузы, когда я возвращаюсь в свой замок, мне есть чем заполнить. Я люблю охотиться, скакать на лошади, ходить под парусом…