Изабель Юппер



Магия Изабель Юппер, величайшей актрисы современного европейского театра и независимого кино, заключается в том, что она “сделала чрезвычайно много — не делая при этом, как кажется, ничего”.
 
Иногда мне кажется, что я всего лишь доказательство того, что во мне ничего нет. Мои первые ощущения от себя — это то, что я бесформенна. У меня нет ни лица, ни очертаний. Я и в самом деле ничего из себя не представляла. Возможно, именно это и побуждает к актерству — мысль о том, что ты никто.
 
Актриса, кинодебют которой состоялся в 1972 году, сыграла более 100 ролей, и многие из них вошли в золотой фонд.
 
Роль всегда след, а не отпечаток. Когда я играю, я всегда остаюсь собой и скрываюсь за маской выдумки. С самого начала до сегодня, сыграв многие роли жертв и преодолевших насилие людей, я всегда чувствовала, что мне важно быть не в тени мужчин, а в центре истории. Наверное, это и есть мой феминизм.
 
По ее фильмам изучают историю современного кино. Ей посвящают книги. Ее образ запечатлен в работах лучших мировых фотографов от Анри Картье-Брессона до Петера Линдберга. Ей посвящают фестивали. При этом за 45 лет своей карьеры Изабель Юппер не сделала ничего необычного: она играла на сцене театра и в кино, считанные разы появляясь в Голливуде, оставаясь иконой стиля и желанной звездой на любой площадке.
 
Она лучшая актриса, с которой мне доводилось работать. Я просто следовал ее инстинктам и позволял ей делать все, что она хочет (Пол Верховен)
 
Год Изабель Юппер
 
Про нее любят говорить, что она может привнести уникальный смысл даже в текст 5-летнего ребенка. Не было бы времени, когда Юппер была не в лучшей форме — она всегда играет так, что хочется сказать “это уж наверняка лучшая роль”.
 
Играть — это значит прятаться. Находиться где-то в другом месте. Защищаться от любопытных глаз. Появляться и исчезать.
 
С 1977 года, когда она получила премию Британской академии кино как “лучший новичок” и была награждена в Каннах за роль в “Кружевнице”, Изабель Юппер ни разу не разочаровала никого по обе стороны занавеса.
 
Поначалу я была чистой страницей. Я была бесформенной. Без каких-либо очертаний. Но в глубине души я знала, что-то должно родиться.
 
Спустя почти 40 лет, в 2016 году, в Париже и Лондоне, независимо друг от друга, прошли две ретроспективы, посвященные ее творчеству. Обе театральные европейские столицы принимали Юппер на подмостках Барбикана и Одеона, где она играла в самой ожидаемой премьере сезона — ”Федре” —  главную роль.
 
И это совершенно отдельно от того, что 2016 год в принципе стал на редкость урожайным для актрисы.
 
Так не бывает, что однажды утром просыпаешься и говоришь: “Я хочу быть актрисой”, ты уже актриса. Ты всегда ею была.
 
Изабель Юппер почти никогда не говорит о своих коллегах по сцене или съемочной площадке. Зато она часто дает оценку работе режиссерам. Актриса утверждает, что есть всего ли один критерий, по которому она принимает решение сниматься в фильме — это желание играть с конкретным человеком.
 
Я никогда не играю героев — я всегда играю определенное состояние, определенные эмоции, чувства. Границы героя всегда очень размыты. Первоначально, когда я читаю сценарий, я вызываю ассоциации — с чем можно сравнить тот или иной отрывок в пьесе. Мне кажется, здесь разница как в абстрактном и реалистичном искусстве. Мне нравится абстрактное: это как холст, на котором вдруг возникают пятна цвета. Ритм. Музыка. Видение себя...
 
За свою грандиозную карьеру она собрала обширную коллекцию прославленных имен кинорежиссёров, с которыми работала — это и пантеон французских режиссеров: в последние годы — Клер Дени, Брейя, Ассаяс, Франсуа Озон; до этого — Жан-Люк Годар, Бертран Тавернье и довольно часто Клод Шаброль. Юппер также сотрудничала с кинематографистами из России, Венгрии, Южной Кореи и Филиппин, а также сделала несколько фильмов в США, наиболее известный из них — фильм-вестерн Майкла Чимино “Врата Рая” (1980).


 
И еще она регулярно снимается у новичков и дебютантов, неоткрытых имен и их в списке актрисы гораздо больше, чем можно было бы ожидать от звезды ее уровня. Так, совсем недавний пример — работа с бельгийским режиссером Баво Дефюрне “Сувенир”, где она играет забытую победительницу Евровидения, которая решается вернуться на эстраду. На вопрос, откуда Изабель Юппер полна уверенности в том, что ее выбор окажется  верным, она обычно пожимает плечами:
 
Это просто пари. Я редко оказываюсь неправа. Все режиссеры, в чьем дебюте я играла в последние семь лет, оказались настоящими мастерами. У меня хорошая интуиция.
 
Она
 
Последний завершенный фильм Изабель Юппер, тем не менее, снят Полом Верховеном, далеко не новичком, а скорее, голландским классиком современного кино.
 
В 1980-90 годах Пол Верховен сделал себе имя в Голливуде провокационными лентами, специализируясь на эротических триллерах и очень жестоких боевиках. Достаточно сказать, что это Верховен снял культовый “Основной инстинкт” и “Робокопа”, чтобы получить представление о его подходе и его творческом методе. В мае 2016 года в Каннах прошла премьера последней картины Верховена “Она”, где главную роль сыграла Юппер.


 
Фильм насыщенный, удивительный, таинственный. И в нем много неуловимого. Это не жанровое кино, но это не нежанровое кино одновременно: он находится где-то между Шабролем и Хичкоком, но это все еще на тысячу процентов Верховен. Речь идет об очень современной женщине, не жертве, а ком-то, кто стремится наверх — просто вы не видите, куда именно. Вещи просто случаются с ней, и она проходит через испытания, не жалуясь. Нельзя сказать, что она является жертвой, или героиней, или женщиной во власти — все эти категории могут отвлекать нас от реальности в некотором смысле.
 
Ее персонаж — глава компании, которая создает компьютерные игры. Сюжет фильма построен на том, как она реагирует на то, что ее насилует неизвестный ей человек. Фильм использует на полную умение Юппер быть невероятно загадочной, отстраненной и закрытой, одновременно выдавая эмоции на грани истерики.
 
Невозможно представить себе фильм “Она” без Юппер, которая демонстрирует игру такой виртуозной силы, которая превращает буйную социопатку в одну из самых очаровательных героинь современного искусства (The Film Stage)
 
История переворачивает с ног на голову сюжет о насилии, когда женщина — жертва, объект, безмолвный и страдающий. Напротив, героиня Юппер обладает такой волей и такой силой, что начинает игру в кошки-мышки со своим обидчиком, доводя ее до ужасной кульминации. Эта женщина не знает страха и не желает быть жертвой: как и во многих фильмах Ханеке, Юппер создает образ совершенно немыслимый и потому невероятно привлекательный. Будто бы супер-героиня видеоигр оживает и творит правосудие, о котором мечтали бы многие жертвы сексуальных преступлений.
 
В начале это страх. Очень часто так бывает! Но нужно как-то справиться со страхом. Как-то пережить его. Не стать его жертвой. Иначе он все разрушит...
 
Громче чем бомбы
 
Однако сказать, что Юппер играет только сумасшедших и неуравновешенных истеричек, — неверно. В 2015 году актриса появилась в эпизодической роли норвежского режиссера Иоахима Триера в фильме “Громче чем бомбы”.
 
Они встретились на кинофестивале в Стокгольме и согласились поработать вместе: Триер был заворожен тем, как Юппер умело обращалась с камерой и как она прекрасно справлялась со сложной работой оператора и фотографа. Долгое время фотография была и остается любимым хобби актрисы — она, как никто другой, отлично разбирается в том, как быть объектом и субъектом фотографии. Поэтому и роль женщины-военного фотографа, которая умирает на работе (или кончает жизнь самоубийством — это до конца остается непонятным), была будто бы создана для Изабель.
 
Подготовка к роли — это процесс ментальный, умственный. Ты можешь спать и в то же время готовиться к роли. Ты думаешь о ней даже тогда, когда тебе кажется, что ты ни о чем не думаешь.
 
Режиссеры довольно часто предлагают ей роли, в которых депрессия перемежается с желанием, эгоизм с отчаяньем: Юппер известна своим умением изобразить пограничное состояние и в течение секунды меняться до неузнаваемости. Она в совершенстве владеет собственным телом и мимикой, хотя отрицает всегда использование техники или “специальной методы”: когда на нее направлена камера, ее лицо само выдает нужное выражение. Главное, как говорит актриса, просто поймать идею роли.
 
Я не пытаюсь симпатизировать своим героям. Я им сострадаю и сочувствую. Я пытаюсь из понять. Если бы я им симпатизировала, мне пришлось бы идеализировать героев, делать из них романтические образы, а я этого не делаю. Я просто играю обычных героев, не всегда очень приятных. Просто самих себя. И мне кажется, что фильм создается как вопрос, а не как ответ.
 
Любовь
 
Сегодня Изабель Юппер работает с Михаэлем Ханеке над следующим проектом под условным названием “Хэппи Энд”. Она подчеркивает, что и этот фильм будет полон иронии и своеобразного юмора режиссера, хотя до комедии ему далеко.
 
Вы же понимаете, каким может быть “Хэппи энд” у Ханеке?
 
А в 2012 году Юппер и Ханеке выпустили драму, которой суждено было стать лебединой песней старейших французских актеров, Эммануэль Рива и Жана-Луи Трентиньяна. “Любовь” Ханеке завоевала сердца зрителей и критиков, нежная и страшная, она показывала все стороны этого чувства, изнанку и фасад.
 
В “Любви” два актера показывают нам, что есть любовь, на что она на самом деле похожа, и чего может потребовать от любящих в самые интимные, сокровенные моменты (Entertainment Weekly)
 
В то время, как Рива с Трентьиняном изображали 80-летних стариков, которые пронесли любовь друг к другу через всю жизнь и теперь вынуждены смириться со старостью, угасанием и смертью, Изабель Юппер сыграла второстепенную (но не менее значимую в сценарии Ханеке) роль Евы, дочери Анны и Жоржа. Любовь родителей друг к другу словно исключала из крепкого круга всех посторонних — дочь, внук и их жизнь оказались лишними в этой выверенной музыкальной гармонии. И то, как Рива с Трентиньяном показывают нежность и заботу друг к другу, так и Юппер, на которой в финале зависает камера, рассказывает нам свою историю этой “любви”, молча и безучастно глядя в одну точку, замирая и леденея еще больше.
 
Однако Ханеке не был бы Ханеке, не разбавь он эмоциональную патоку физиологическим шоком, с которого начинается фильм и который в значительной степени принижает весь последующий пафос и месседж картины. Смерть уродлива, и никакого хеппи-энда фильм не оставляет. Бога в мире Ханеке нет. Нет в его мире и другой любви, кроме любви мужа к жене. Отношения героев с дочерью довольно формальны, натянуты и странны для российского зрителя, состоянием матери она интересуется лишь изредка и без особой пользы. О своем внуке главные герои картины вообще ничего не знают, и он ни разу не навещает их на протяжении картины. Уменьшила ли привязка родителей друг к другу их близость с дочерью и внуком? Были ли они настолько полны друг другом, что внешний мир оказался излишним? Или каждому из нас отмерено лишь определенное количество любви, и своим чувством друг к другу главные герои уже исчерпали этот лимит? (Сноб.ру)
 
Взрослый ребенок без любви, рамки общественных условностей, контроль, жестокость и повиновение на фоне гениальной музыки — такими словами можно было бы попробовать описать и самую знаменитую ленту Михаэля Ханеке с Изабель Юппер в главной роли.
 
Я не хотела сниматься в его предыдущем фильме (про “Забавные игры”). Он был впечатляющим, но не для актрисы — и очень тяжелым в плане игры. Я, конечно же, пожалела о том, что не сыграла в “Забавных играх”, потому что это великий фильм. Но в то время у меня не было смелости играть в нем. Позже Ханеке предложил мне роль в фильме “Пианистка” (2001), во много потому, что хотел бросить мне вызов. Он сказал: “Ты увидишь — это хуже, чем “Забавные игры”. Я прочитала сценарий и подумала, что совсем даже не хуже. Но сценарий был на английском и, вероятно, я не очень правильно поняла пару сцен…
 
В 2001 году Михаэль решил экранизировать самый скандальный роман Элинек, соотечественницы, современного автора психологической прозы, под названием “Пианистка”. Романистку обвиняли в порнографии и провокации, в неоправданном физиологизме и даже психопатологии, утверждая, что многое можно было бы сказать совсем другими словами.
 
На стороне Элинек оказался Ханеке, который в своих работах с холодностью и почти что хирургической дотошностью препарирует чувства своих героев, обывателей, представителей буржуазного общества, людей зрелых и достигших многого, но оказавшихся несостоятельными перед лицом перверсии и желаний. Вместе они создали гениальное кино, взявшее награды ведущих европейских кинофестивалей.
Но фильм бы не состоялся без Изабель Юппер, его звезды и его гения.
 
Великий фильм всегда метафора режиссера. Великий режиссер всегда говорит о том, что он думает, через его работы — историю, сюжет, фильм. Кино всегда отражение того, что есть режиссер, фильм и зритель. В случае с “Пианисткой” Ханеке говорит о контроле и потере контроля, и он снимал женщину, которая (как мне кажется) является альтер-эго режиссера. Героиня — женщина, которая контролирует свое желание, как режиссер контролирует свое желание и желание зрителя. В фильме женщина наконец-то перестает быть объектом чьей-то страсти — она сама и есть страсть. Вот поэтому фильм — я не говорю о сюжете — как отдельное произведение искусства интересен, потому что Ханеке поменял статус актрисы в кино. Вот почему сексуальные сцены были для меня легкими в исполнении: я не была обычным предметом мужского внимания и желания. Я — единственный человек, который контролирует желание мужчины. И я себя ощущала очень защищенной из-за этой смены фокуса.
 
Эрика Кохут, профессор Венской консерватории, гениальный музыкальный педагог, лучшая исполнительница Шумана и Шуберта, в частной жизни оказывается садисткой, нарциссом, мечтательницей-мазохисткой, человеком, одержимым сексуальными фантазиями, не просто выходящими за рамки нормы — но в своем ядре содержащими насилие и унижение. Изабель Юппер изображала монстра, несчастного и великого в своей монструозности, одинокого и прекрасного, как прекрасно бывает все, что имеет четкие формы, что завершено и логично, цельно и ясно.
 
Приглашая именно Изабель Юппер на роль пианистки, Михаэль Ханеке мог иметь в виду не только её экранные образы не сумевших устоять перед искусом порока женщин XX века в картинах «Виолетта Нозьер», «Пропесочить», «История Пьеры», «Потаскушка», «Женское дело», «Наводнение», «Церемония». Но и так называемые падшие создания и просто отдавшиеся во власть страстей героини Юппер из фильмов о давнем минувшем («Судья и убийца», «Подлинная история дамы с камелиями», «Мадам Бовари», «Бесы», «Избирательное сродство») почему-то приходят на ум, когда смотришь в «Пианистке» на гениально сыгравшую актрису. Ей хоть и тесновато в рамках строго заданной режиссёрской конструкции, а играть чётко прописанные сцены приходится, как по нотам, выполняя с ангельским смирением всё, что возникло в воспалённой фантазии романистки и постановщика, Изабель Юппер достигает заоблачных высей в своей профессии именно в бессловесные моменты. Тогда на её лице читается неизмеримо больше эмоций и душевных потрясений, нежели эта лента в целом способна передать, стремясь говорить о безднах человеческого одиночества (С. Кудрявцев, 3500 рецензий).
 
Она не просто не побоялась сыграть гадкого, несимпатичного человека, но заставила переосмыслить провокатционные высказывания Элинек и сделала свою героиню во всей дикости поступков, которые не имеет смысл перечислять, едва ли не метафорой совершенного, бездонного человеческого одиночества перед суетой жизни и мелочностью общественных границ.
 
Роль в “Пианистке” — это не просто роль. На съемочной площадке Михаэль Ханеке говорил:  Я бы хотел, чтобы им всем было неловко смотреть на это. А на экране была я… И делала все, что он хотел.
 
8 женщин
 
Актер хорошо знает, как далеко он может или хочет зайти, несмотря на страх. Несмотря на свою гордость.
 
Хотя галерея созданных Изабель Юппер образов напоминает собрание людей странных, одержимых и несчастных, в ее карьере были и совершенно удивительные и необычные роли, которые показывают безграничный талант перевоплощения актрисы. Конечно, когда говорят о французской комедии, Изабель Юппер — последняя, с кем ассоциируется этот жанр и уж точно не первая среди тех, кого режиссеры с удовольствием приглашают сниматься шутки ради.


 
В жизни желание изнуряет. В этом смысле кино — удачное решение. Быть собой или кем-то другим. Находиться здесь — или там. Кино — это целый континент. Всегда знакомый и незнакомый.
 
В этом отношении большим экспериментатором всегда был Франсуа Озон: именно он едва ли не первым пригласил в свою комедию-фарс “8 женщин” на одну из ролей Изабель Юппер.
 
Озон собрал в детективной мелодраме 8 лучших французских актрис, сделав свой фильм своего рода посвящением каждой из них. Что ни фраза, то цитата из предыдущих ролей и образов, созданных гранд дамами в кино и театре.
 
Разгадать образ Августины, героини Юппер, незамужней старой девы, живущей в доме сестры, не составило труда. Естественно, она играет на фортепиано, одета, как Эрика Кохут из “Пианистки” во все коричневое, закрытое и душное, на голове у тетушки Августины кичка (куда уж традиционнее и старомоднее), на лице — огромные очки в роговой оправе, которые не позволили зрителям до поры до времени видеть редчайшей красоты и силы глаза Юппер, те самые, которые способны выразить сотни оттенков любых эмоций.
 
Смотреть на свою игру всегда болезненно.
 
Юппер-Августина экзальтирована и карикатурно-драматична, она выглядит как пародия на саму себя — и в этом заключается потрясающий эффект комичного и трагичного одновременно.
 
Кино — это контрабанда. Все движения вашей души, все чувства выставлены напоказ. Вы выкладываете все это на стол, и начинается обмен. При всех. Я даю это, а ты даешь взамен мне то. Ты продаешь за столько-то — и я беру. Кино — это обмен воображаемым.
 
Театр vs Кино
 
Многие шутят, что Изабель Юппер обладает не только гением актерской игры, она — настоящий мастер, который никуда не торопится, и при этом успевает быть повсюду. Помимо кинематографа, где Юппер работает с лучшими из лучших или с теми, с кем ей просто интересно проводить время (она любит открывать новые имена), Изабель постоянно играет в театре.
 
Когда актрису спрашивают, чему она отдает предпочтение, Изабель выбирает кино. Однако же театр оказывается ее постоянной страстью, ее постоянным вызовом, именно там она в большей степени экспериментирует и выражает себя, а не режиссера.
 
В театре ты каждый вечер обращаешься к своей памяти. И не только к тому, что происходило недавно. Но и к тому, что ты извлекаешь из своего далекого прошлого. Кино позволяет жить двойной жизнью. Театр — нет. Кино похоже на дом. Я как будто живу то в гостиной. То в спальне. Театр забирает у тебя все. Твое тело исчезает. И мозг тоже. Ты теряешь саму себя. Например, играя Медею, ты покидаешь свое тело. И погружаешься в такие сильные эмоции, из которых тебе уже не вырваться.
 
В 2000-е Изабель Юппер все чаще играет не в классических постановках, а в авангардных трактовках, модернистских спектаклях, у молодых экспериментальных режиссеров. В 2016 году ее новым спектаклем стала “Федра”, до нее была довольно мощная современная интерпретация “Медеи”, “Гедды Габлер” и “Служанок”, где она сыграла главную роль вместе с Кейт Бланшетт на сцене Сиднейского национального театра.
 
Играть  — это удовольствие. Огромное удовольствие. Но немного и боль
Ты переходишь от одного разглядывающего взгляда к другому, чтобы увидеть себя. И ты становишься играющей машиной. И мне это подходит. Мне это нравится.