Джулианна Мур



В начале 1990-х годов Голливуд переживал увлечение эротическими триллерами и психологическими драмами. Этот почти натуралистический интерес к человеческой личности сопровождался большим спросом на характерных исполнителей, необычных, красивых, но с изъяном, ярких, одержимых, как и их герои, сексуальных и склонных к самым смелым экспериментам. Вот так мир и узнал о Джулианне Мур.

Нью-Йорк, Нью-Йорк
Решение стать актрисой Джули Энн Смит приняла внезапно и в возрасте, в котором уже, как правило, сформировано представление о будущей профессии: от нее ждали поступления на юридический или медицинский. Однако случайная удача — хорошо сыгранная роль в пьесе Мольера в школьном театре — поставила все с ног на голову. 17-летняя Джули решила поступить в театральный колледж.
Я даже не знала о Лос-Анджелесе: вся моя карьера была сконцентрирована на театре… Я получила работу через полгода, как приехала в Нью-Йорк. Затем был другой театр, потом я работала на телевидении...
По окончании учебы в 1983 году она приехала в Нью-Йорк и долгое время выступала в театре, потом уже и на телевидении — три года она снималась в дневном сериале “Как вращается мир”. Ее карьера складывалась средне, и по-настоящему первую серьезную роль в кино Мур получила лишь в 29 лет, довольно поздно по современным меркам.
Впрочем, с начала 1990-х ее стали гораздо чаще приглашать в кинопроекты, однако ей удавалось совмещать работу на экране с театральной деятельностью.
Я люблю сниматься в кино — здесь столько нюансов. Правда, люблю!

Ночи в стиле буги
В середине 1990-х актриса уже вовсю снималась в кино, когда ее пригласил к себе Стивен Спилберг сыграть в сиквеле «Парк Юрского периода: Затерянный мир» (1997). Именно там Мур заметил никому не известный молодой режиссер Пол Томас Андерсон и предложил участвовать в своей первой и довольно провокационной картине, вышедшей в прокат под названием «Ночи в стиле буги» (1997).



Сценарий, поначалу состоявший на 80% из порнографических сцен, шокировал Джулианну Мур. Однако она согласилась на эксперимент: ее убедило то, что Пол Андерсон видел в фильме «Ночи в стиле буги» не скандальную антологию американской порнографии 1970-х годов, но гимн целой эпохе.
Мур в этом трагифарсе отводилась роль порнодивы Эмбер Уэйвс. Надо сказать, что при всей реалистичности фильма, трактующего девиз эпохи «секс, наркотики, буги-вуги» буквально, именно Эмбер Уэйвс в изображении Джулианны Мур выглядит невинно.
Я всегда пытаюсь сделать своих героинь настолько уникальными, насколько вообще это в моих силах.
В отношении Эмбер Уэйвс актрисе это удалось: она смогла передать глубинный смысл картины, который сама видела в “любви, утрате и человеческих отношениях”. И хотя все это показано в фильме под своеобразным соусом, эксперимент Андерсона удался: в 1998 году Джулианна Мур за свою роль была впервые номинирована на премии Оскар и Золотой глобус. Эти номинации пришлись как нельзя кстати — даже самым отъявленным экспериментаторам известна сила статуэток. Так, в следующем году Джулианна Мур уже участвовала в пяти довольно сложных даже для зрелой и очень талантливой актрисы проектах.

Конец романа
Странно было бы ожидать от Джулианны Мур в силу ее природных данных и накопленного опыта, что после «Ночей в стиле буги» она выберет себе амплуа сексуальной и провоцирующей «дикой грации», которое ей стремились навязать режиссеры, приглашая для съемок в сценах откровенного содержания. Не отказываясь демонстрировать красоту тела, актриса искала проекты, где можно было бы раскрыть и широчайший диапазон драматического мастерства.
Шанс сыграть сложный образ представился сразу в двух проектах 1999 года.
В новой картине Пола Андерсона «Магнолия» Джулианна Мур исполнила роль красавицы Линды Партридж, жены умирающего от рака богача. Она смогла перенести на экран панику героини, от уверенности и циничной холодности которой не осталось и следа. Переживание неизбежной смерти близкого человека Мур показывает в развитии: от внезапного осознания потери до глубочайшего раскаяния в собственной вине и искреннего горя. Несколько монологов Мур можно назвать своего рода встроенным в канву фильма моноспектаклем. Она и трогательна, и убедительна одновременно.
Чем-то напоминающей работу над Линдой Партридж в «Магнолии» стало для Мур создание образа Сары Майлз в экранизации книги Грэма Грина — «Конец романа» (1999), в которой ее визави был Райф Файнс, один из самых одаренных трагедийных актеров-современников.



У Файнса и Мур получился страстный кинематографический адюльтер: одержимый ревностью, пылкий и нетерпимый, эгоистичный герой Файнса и полная ему противоположность отвержено-женственная и сосредоточенно-нежная Мур. Картина проникнута безумной любовью героев, актеры сделали свои чувства осязаемыми и реальными:
Я ищу правду. Зритель не приходит смотреть на меня как на актрису. Люди приходят в кинотеатр смотреть на самих себя.
За «Конец романа» Джулианна Мур была снова номинирована на ряд престижных кинематографических премий. Интересно, что Мур впервые снялась не просто в экранизации «живой классики», а в стилизованном под 1940-50-е годы кино — и нашла «свое» время в истории. Это почувствовала не только актриса. В 2000-е годы она неоднократно получала приглашение сыграть в картинах, время действия которых также относится к 1950-м.

Часы вдали от рая
Самые страшные трагедии разворачиваются не на экране, а за закрытыми дверьми обычных домов и квартир, — такой вердикт вынесла Джулианна Мур, воплощая на экранах добродетельных леди, матерей семейства, послушных жен, верных спутниц жизни героев Америки 1950-х.
Получилось, что в 2002 году актриса сыграла в двух фильмах — «Часы» и «Вдали от рая» — похожих героинь. Ее “домохозяек” Лору Браун («Часы») и Кэти Уитекер («Вдали от рая») объединяет не просто исторический контекст, с которым они вынуждены считаться каждый день. Не только рутинная жизнь в вечном ожидании супруга с работы. Не подспудное противостояние обществу, живущему по хорошо замаскированным законам джунглей. А мутное, всепоглощающее одиночество, перенесенное Джулианной Мур на экран с изумляющей точностью.



По сути, оба фильма исследуют природу любви и опустошения, раскрывают условности современного общества, а Мур — всего лишь медиум, способный в полном объеме передать бесконечность тоски и обреченность своих героинь.
Эту модель Джулианна Мур исчерпает, завершив определенный этап в своей карьере, в 2007 году, снявшись в фильме «Дикая грация» Тома Калина. Фильм получил неоднозначные отклики критиков, в первую очередь, снова из-за содержания сцен «для тех, кому больше 18».
Участие Джулианны Мур в главной роли проекта для многих стало откровением: серьезная драматическая актриса с богатейшим даром перевоплощения могла бы выбрать совсем другое кино. Но почему-то остановилась на проекте Калина.
В “Дикой грации” Джулианна Мур играет жизнь богатой, уставшей и не слишком умной Барбары Бейланд, которая немножко актриса, немножко художница — в зависимости от места, куда она прибывает с мужем. Она немножко светская львица, немножко гостеприимная хозяйка и немножко мать, но не настолько, чтобы всерьез задуматься об устройстве своего гнезда, научиться принимать гостей или подумать чуть больше секунды о будущем своего ребенка.
Барбара Бейланд играет в свободную любовь, но именно что играет, потому что так делают все, а ей нельзя отставать от моды. Она немножко пьет, немножко кутит, и очень сильно запутывается в том, где же та грань, переступив через которую она уже не найдет пути назад.
Если оставить в стороне все «неудобное», что есть в «Дикой грации», все те сугубо кинематографические способы донести до нас ужас человеческих поступков и мотивов, то окажется, что кроме Джулианны Мур главную героиню, Барбару Дэйли Бейланд так убедительно не сыграл бы никто из бесконечного списка лучших актрис современности.

Одинокий мужчина
Сделав шаг в сторону от душераздирающих трагедий про одинокую и ранимую женственность к остросоциальным ироничным драмам и психологическим триллерам, актриса открыла перед собой новые возможности для эксперимента.
Переосмыслив ставший привычным ретро-образ, создаваемый ей на протяжении почти 10 лет, Джулианна Мур перешла на совершенно новый уровень игры в стилизации под 1950-е годы — драме «Одинокий мужчина» (2009) Тома Форда.
Я встретила Тома в 1998 году, сразу после рождения сына. Том одевал меня на первую в моей жизни церемонию Оскара за роль в “Ночи в стиле буги” (1997). В этом фильме я сыграла порнозвезду Эмбер Уэйвс. Том был невероятно очаровательным, красивым и обходительным, ни разу не страшным - и при этом первым в моей жизни модельером. Я никак не могла собраться с духом и надеть его наряд. На что он мне сказал: “мне все равно — будешь ты его носить или нет, это всего лишь платье”. Так началась моя дружба с Томом Фордом...
 
Игра Джулианны Мур в паре с Колином Фертом в этой неожиданной, утонченной и изысканной постановке — гимн чистой изобразительности, которой пропитан фильм. Конечно, атмосферу неизбывной печали и одиночества, в которой «доживают себя» герои Ферта и Мур, дополняют сдержанность и неторопливая тщательность, с которыми режиссер обращается с исходным материалом, плавные и задумчивые движения камеры, словно остановившееся в прошлом время, игра света и цвета.
Отстраненно и страстно одновременно актриса изобразила 50-летнюю красавицу Чарли за гранью нервного срыва: ее одиночество не так элегантно и не так утонченно-выверено, как у Колина Ферта, но подано с безжалостной самоиронией.

Хлоя
Ненавижу, когда говорят: этот фильм напоминает мне тот. Сравнивая два фильма, ты унижаешь оба.
Эти слова актрисы относятся к эротическому триллеру «Хлоя» (2010) Атома Эгояна, ставшего одновременно и экранизацией романа Энн Фонтэн, и провокационным пересказом французской ленты «Натали» (2003), в которой любовный треугольник составили Фанни Ардан, Эммануэль Беар и Жерар Депардье.
Ардан (вопреки воле самой Фонтэн) отказалась наотрез играть «любовные сцены» с Беар. В отличие, кстати, от Джулианны Мур, которая никогда и не скрывала свою страсть к эксперименту, а также к «правдивости интерпретации образа». Поэтому несмотря на некоторое смятение, актриса настояла на абсолютной близости в трактовке оригинала. И исполнила роль Кэтрин Стюарт эпатирующе откровенно:
Не так давно я сыграла в фильме «Хлоя». Тема секса в этом фильме была не на последнем месте, и я очень переживала из-за этого. Но потом, когда съемки уже начались, ко мне подошел Атом и сказал: «Знаешь, а ведь все люди делают это. А когда они делают это, они, как правило, голые».



Фильм о любви, страсти и ненависти благодаря Джулианне Мур превратился в фильм-откровение, а проникнутые эротизмом сцены Мур использовала скорее как способ подчеркнуть запутанность и безысходность ситуации, в которую себя загоняет главная героиня. Секс заменяет слова, движение и напряженное молчание передают куда больше информации о характере героини, о ее переживаниях. А Мур снова восхищает своей игрой.

Законы привлекательности
Комедия — это очень сложно. В драме ты можешь играть вразнобой, путать ноты — и все равно драма останется драмой, а может быть, станет даже более трагичной. Но если в комедии ты ошибешься хоть в одной ноте — все, это уже будет не смешно
Помимо драм и триллеров, в которых у Джулианны Мур недостатка не было, актриса участвовала в комедийных и мелодраматических картинах. И если ранние мелодрамы типа «Девять месяцев» (1995) были скорее разминкой перед большими ролями в драмах, то в зрелом возрасте актриса сыграла в высоко оцененных критиками и зрителями фильмах «Законы привлекательности» (2004), «Частная жизнь Пиппы Ли» (2009), «Детки в порядке» (2010).
В комедии Джулианна Мур перенесла образы своих трагических героинь с характерной для нее самоиронией, слегка подсветила «невротическую» составляющую, иногда доводя игру до самопародии.
Взять, к примеру, мелодраму «Частная жизнь Пиппы Ли»: в ней Джулианна Мур изображает фотографа-любителя, снимающего порнографию. Не будь в ее актерском арсенале «Ночей в стиле буги», Мур вряд ли бы смогла создать такой яркий образ в десятиминутном эпизоде.
В «Законах привлекательности» (2004) она отчасти пародирует сыгранных ею сильных, умных, свободолюбивых женщин, как, скажем, Кларисса Старлинг в «Ганнибале» (2001, продолжение «Молчания ягнят»). Их творческий дует с Пирсом Броснаном (который, кстати, тоже пародирует самого себя в образе Дэниеля Рэфферти) сыгран на уровне лучших комедийных пар Голливуда.
Мелодрама «Детки в порядке» (2010) была выдвинута на несколько престижных международных премий. Снятая Лизой Холоденко, картина привлекла внимание многих по ряду причин, не последняя из которых — актерский состав: Энн Беннинг, Джулианна Мур и Марк Руффало.
Дамы играют женатую пару с двумя детьми. Это сценическая ситуация, комфортная для Мур: домохозяек разного рода за ее плечами немало, а в «Детках» Джулианна изображает тонко чувствующую, эмоциональную, трепетную и артистичную Джулз. Да и для Беннинг ситуация не в новинку: в фильме она играет самостоятельную, сильную, стремительную и волевую, рациональную Ник, чем-то похожую на Джулию Ламберт из оскароносного «Театра». Марку Руффало (партнер Мур по триллеру «Слепота», 2008) досталось место биологического отца и нечаянного любовника Джулз.
Фильмы Лизы Холоденко о человеческих отношениях. Там нет события как такового. Все они о взаимодействии людей, о сложности их общения. Это тот тип кино, которое мне очень нравится — потому что оно рассказывает о мотивах человеческого поведения.
 
Тема, которую поднимает картина, совершенно обычна для любой семьи, даже и самой идеальной (каковой считается союз Мур и Беннинг). Это кризис среднего возраста и подростковый бунт. Но если бунт в картине показан весьма слабо и в целом неубедительно, то кризис среднего возраста отыгран на высочайшем уровне: здесь и неуверенность героинь в себе, и страх потери, взаимные упреки и истерики по поводу отсутствия былого внимания, и понимание, что брак — тот еще «марафон на длинную дистанцию, в котором приходится продираться вместе через заросли бед и проблем».

Эта — дурацкая — любовь
В конце 2011 года состоялся релиз комедии Crazy, Stupid, Love, для которой на русском языке нашелся аналог «Эта — дурацкая — любовь». Партнерами Мур по фильму стали Стив Карелл и Райан Гослинг.
В каждом новом своем характере я ищу что-то, что я могу примерить на себя и понять. Что-то, что позволит мне связать себя с ролью.
Джулианна Мур в очередной раз доказала невероятную актерскую гибкость, умение перевоплощаться и играть любые по сложности и глубине роли. С одной стороны, у нее уже имелся готовый материал — героиня Эмили Уивер разом похожа и на Одри Вудс («Законы привлекательности»), и на Кэти Уитекер («Вдали от рая»), и даже на Джулз («Детки в порядке»). Снова обыгрывается ситуация распада семьи из-за деталей, шероховатостей и упреков, накопленных супругами в течение долгих лет совместной жизни. Снова Мур изображает невротичную особу, которой все надоело и хочется все поменять.
Но с другой стороны, новый партнер требует нового прочтения даже отполированного до блеска образа. «Человек в футляре» Стив Карелл — выгодный фон для того, чтобы обворожительная Джулианна Мур смогла придать своему образу еще большую реальность, яркость, выпуклость, живость — столь редкие качества для дамы ее возраста.
Не так давно я заметила, что в свои тридцать или сорок женщины обожают говорить о том, что они еще не достигли среднего возраста. В такие моменты я всегда думаю: «Да сколько же вы себе отмерили прожить?»
Судя по ее собственным словам и действиям, Джулианна Мур отмерила себе долгие годы счастливой игры в самых разных проектах: в начале 2010-х она становится едва ли не самой востребованной голливудской актрисой.
С небольшим перерывом Мур снимается в фильмах «Учитель английского», «Николас Норт», «Быть Флинном», «Седьмой сын»,  “Звездная карта”, “Развод в большом городе”.
Все картины представляют собой разные жанры — и снова у актрисы возникает потрясающая возможность сыграть страстно, дерзко, смешно, неповторимо, тонко, иронично и всегда правдиво — в зависимости от того, что от нее потребуют ее роли.

Крупным планом
Я не люблю сниматься крупным планом
Несмотря на откровенную нелюбовь актрисы к крупным планам (Мур всегда подчеркивала “театральность” собственного таланта), последние ее проекты — очень смелые высказывания, потребовавшие от нее той правды, которую дамы после 40 предпочитают скрывать. Речь идет об участии Мур в проектах Дэвида Кроненберга и Ричарда Глатцера.
“Звездная карта” (2014) была показана Кроненбергом на Каннском фестивале в 2014 году — Джулианна Мур получила за свою роль приз в номинации “лучшая актриса года”. Это безусловное достижение, учитывая сложность работы и материала одного из самых жестоких и антропологически бесстрастных режиссеров современности.
В этом кипящем котле так много всего, так много неврозов киноиндустрии, ужасов, сеющих ужасы, что только одного просмотра достаточно и недостаточно одновременно. Кроненберг сотворил фильм, который вы хотите забыть, затем снова увидеть — и снова забыть (The Telegraph)
 
Джулианна Мур изображает в фильме стареющую актрису, чьи неврозы и эмоции заставляют ходить по самому краю дозволенного, всегда на грани возможного и допустимого. В лучших традициях европейского кино, Мур максимально обнажена перед камерой: ее лицо без грима, в гриме, в полу гриме, подсвеченное софитами, сглаженное тенями, вырванное из черноты воспоминаний…лучше даже сказать, сотни ее лиц составляют отдельное высказывание “Звездной карты”, требуют внимания и сосредоточенности.


 
Камера с упорством маньяка фиксируется на Мур — но от нее не устаешь: лицо актрисы превращается в мощнейший инструмент психологического давления Кроненберга на зрителя:
 
Джулианна Мур кажется единственной, кто правильно уловил тон повествования, играя Гавану как канатоходца между психозами, каждая ее эмоция может нарушить тонкую грань равновесия и сбить с ног (HitFix).
 
Все еще Элис
Джулианна Мур была номинирована на Оскар пять раз: и только в 2015 году получила свою — весьма заслуженную награду за лучшую женскую роль — за исполнение главной героини в драме “Все еще Элис” (2014).
Хотя и не лишено правомерности замечание критиков по поводу того, что этот Оскар скорее напоминает собой признание в целом достижений актрисы, ее оригинального таланта, стремления к эксперименту, отсутствия страха перед возрастом, камерой и временем.
В картине Ричарда Глатцера Джулианна Мур сыграла психолингвиста, которая из-за болезни Альцгеймера буквально на глазах из сильной и умной женщины превращается в обезличенную куклу к ужасу домашних и коллег.
Мисс Мур делит с нами свое путешествие в глубины сознания с невероятной щедростью: она заставляет вас чувствовать, каково это — потерять почву из-под ног (New York Observer)
Актриса очень убедительно и тонко показывает трансформацию личности, от страха и осознания конечности собственного “Я” до полнейшего непонимания своего места во времени и пространстве. Ее Элис — концентрация не событийности (это не экшн и уж точно не триллер, сюжет завязан на последовательном изменении Элис, ее лица, ее тела), но глубинного переживания внутренней борьбы с всепоглощающим недугом.



Безусловно, партнеры по фильму — Алек Болдуин и Кристен Стюарт — прекрасно справляются с тем, чтобы сохранить нюансировку ее игры. Их чудесный ансамбль позволяет Мур использовать весь драматический потенциал сценария и расширить границы собственных способностей, которые, как кажется сегодня, гораздо мощнее и масштабнее всего того, что может предложить Джулианне современный кинематограф.