Бен Кингсли



Сэр Бен Кингсли, удостоенный рыцарского звания за свои заслуги в области киноискусства, около полувека играет в британском национальном театре и кино и за его пределами, периодически появляясь в голливудских фильмах. Причем это появление всегда очень яркое: можно забыть, о чём фильм, но невозможно забыть лицо сэра Бена Кингсли и его голос — сочный, низкий, бархатный, властный и сексуальный одновременно. В отличие от театра, в кино Кингсли далеко не всегда играет главных героев — но даже в эпизодах он совершенно неподражаем.

Начало карьеры
 
Кришна Бханджи родился под Новый год в 1943 году в Йоркшире. Его отец – врач индийского происхождения, мать – британская актриса, также у Кришны есть и русско-еврейские корни.
 
Жгучая смесь сказалась и на внешности будущего актёра, и на его властном, тяжёлом характере. О том, что он хочет играть на сцене, Кришна знал уже в подростковом возрасте. Он учился в Салфордском университете и колледже Пенделтон, которые позже станут площадкой для «Театра Бена Кингсли». Во время учёбы будущий драматический актёр подвизался на сценах Манчестера, в 23 года состоялся его профессиональный актёрский дебют. И с тех пор Кингсли (этот псевдоним  ранее использовал его отец) не покидал сцену.
 
Театр
 
В 1967 году Бен Кингсли перебрался в Лондон и выступил в Вест-Энде на сцене театра Олдвич. Он привлёк к себе внимание многих агентов, но отказался от предложений выбрать музыкальную карьеру в пользу Королевской шекспировской компании, которой посвятил почти 15 лет своей карьеры. Именно в составе компании он сыграл впервые на Бродвее и окончательно сменил своё имя на «Бена Кингсли»  – полагая (увы, небезосновательно), что индусское имя не сильно поспособствует его карьере.
 
За это время Кингсли сыграл во многих шекспировских постановках, стал известен как один из лучших Шейлоков и Отелло. По словам актёра, «у него есть свой внутренний Шекспир, что-то вроде внутреннего голоса», с которым он постоянно разговаривает.
«У каждого есть своё число. Моё — 17 ролей из 27 шекспировских пьес».
Классическая драматургия и универсализм, присущий Шекспиру в его пьесах, жизнелюбие, всеохватность тем и сюжетов, стали школой жизни Бена Кингсли. Он до сих пор вспоминает свою работу в Шекспировской компании:
«Играть Шекспира — как нестись галопом на любимом коне. Если лошадь почувствует неуверенность — она сбросит вас на полном скаку, и вы сломаете шею. Потеряете свой голос, забудете реплики и не будете помнить, как дышать. Но в итоге всё окупает абсолютный восторг».
Кино
 
Богатейший театральный опыт сделал из Кингсли первоклассного киноактёра: он начинает сниматься почти одновременно с игрой в Королевском Шекспировском театре, однако до начала 1980-х работа в кино вписывалась в традиционную для театрального актёра схему. Это были кино-театральные постановки, телемуви и радиоспектакли.
 
В 1982 году Бен Кингсли получает главную роль в фильме «Ганди», которая приносит ему «Оскар» в номинации «лучший актёр» года. Это полностью меняет отношение актёра к карьере в кино — и в 1990-х Кингсли становится довольно заметной фигурой мирового кинематографа.
 
Ганди
 
«Ганди» был мечтой Ричарда Аттенборо, над которой режиссёр начал работать ещё в 1954 году — почти за 30 лет до выхода фильма на экраны. Аттенборо получил благословение снимать биографию величайшего политического деятеля современной Индии у потомков Ганди и даже индийского правительства, однако дальше одобрения дело долго время не двигалось. Исполнителем главной роли в разное время становились лучшие британские актёры, однако студии часто откладывали  реализацию проекта, справедливо полагая, что биография Ганди — не самое актуальное и коммерчески успешное предприятие, если есть «Лоренсы Аравийские» и прочие эпосы.
 
Наконец, в 1980 году Аттенборо принёс проект на студию Голдкрест, получил финансирование от Индиры Ганди (Национальный фонд развития кино Индии) и начал съёмки в ноябре, задействовав более 300 000 человек — что вписало картину в Книгу рекордов Гиннеса (по количеству людей, сыгравших в фильме).
«Есть очень немного фильмов, которые нужно посмотреть. "Ганди" сэра Ричарда Аттенборо один из них».
Newsweek
Бен Кингсли был выбран из-за своего потрясающего внешнего сходства с Ганди, на родине политика и вовсе полагали, что актёр — реинкарнация великого Ганди, настолько тот был убедителен и похож. Когда он разгуливал в полном гриме по деревням, где лично знали Ганди, люди приходили посмотреть на него в страхе и почтении. Им казалось, что Ганди снова с ними.
 
 
Но дело было не только в их физической схожести: Кингсли смог доподлинно передать харизму Ганди, его дар политика и почти что религиозный аскетизм. Недаром многие европейские критики обнаружили параллели между этой биографией Ганди и христианской житийной литературой, назвав фильм буквально «житием» Ганди — так мало в нём было светского и так много духовного. Кингсли растворялся в своей роли, вместо него говорил и проживал экранную жизнь сам великий индус.
 
Критики в один голос согласились с тем, что Кингсли — «актёр выдающийся, мощный, его талант сродни дикому и необузданному потоку горной реки…»
«Фильм имеет дело с предметом величайшей важности, это смесь великого ума и невероятного эмоционального воздействия. И Бен Кингсли демонстрирует, вероятно, самую выдающуюся игру в кинобиографии за всю историю кинематографа».
Newsweek
Список Шиндлера
 
«Ганди» сделал Бена Кингсли знаменитым далеко за пределами Великобритании и стал лучшей школой профессионального мастерства. Фильм снимался более года, за который Кингсли существенно вырос как актёр.
 
Большие сборы в США позволили Кингсли выйти на новый уровень: хотя роль Ганди была очень этнически окрашенной, актёру все же удалось миновать участи играть индусов и арабов до конца жизни. На экранах появлялись картины с участием Кингсли в самых разных национальных амплуа — от турецкого шпиона до хроникёра действий великого сыщика Шерлока Холмса, доктора Ватсона.
 
Роль еврея впервые Кингсли сыграл в 1989 году в проекте HBO «Убийцы среди нас» — она стала важнейшим этапом подготовки к ещё одной сильной роли у Стивена Спилберга в «Списке Шиндлера».
«Моя подготовка к исполнению роли из этого периода истории началась задолго до работы со Спилбергом. Странно это. Вы что-то видите ребёнком — и помните это всю жизнь. Я помню, что когда мне было 11 лет, я смотрел сериал "Война в воздухе" Ричарда Бёртона. Я был школьником, делал своё домашнее задание — и вдруг по телевизору показали сцены из концлагеря Белсен. Моё сердце остановилось. У меня не было ни малейшего представления о том, что делали все эти люди. Я смотрел на них из собственного дома, под собственной крышей, по чёрно-белому телевизору и был убит наповал. Никогда я не забывал этих кадров. И когда я играл Визенталя в "Убийцах среди нас" на НВО, я видел много документальных фильмов, фотографий, прочёл множество воспоминаний и документов. Ужасно опустошающее занятие. А когда 4 года спустя меня Спилберг попросил к себе в "Список Шиндлера", я понял, что у меня в голове столько историй, образов и воспоминаний от Визенталя, что это все будто заламинировано в моей памяти — и мне не нужно больше делать никаких исследований. Всё, что мне было нужно — почувствовать связь между собой и моим героем. А это случилось почти с самого начала...»
Речь идёт о фильме Спилберга «Список Шиндлера», взявшего в 1993 году премию «Оскар» как лучший фильм года. Лента до сих пор входит в десятку лучших фильмов за всю историю кинематографа. Его называют краеугольным камнем искусства кино, шедевром и идеальным примером того, как нужно снимать фильмы:
«Совершенно изумительно то, как Спилберг рассказывает историю. Фильм прекрасно сыгран, снят и смонтирован. Сцены с каждым актёром - шедевр режиссуры, операторской работы, спецэффектов, умения работать с огромным количеством массовки в кадре».
Chicago Sun-Times
Бен Кингсли сыграл у Стивена Спилберга друга австрийского промышленника и магната Оскара Шиндлера (Лиам Нисон), Ицхака Штерна, краковского еврея-интеллектуала:
«Он был прекрасным толкователем Талмуда. И хорошо разбирался в людях. Он понял всё про потенциал Оскара Шиндлера задолго до того, как тот начал работать против нацистов. Штерн пытался сохранить ядро краковских интеллектуалов-евреев, и хотя он всегда действовал по правилам, время от времени ему удавалось влиять на Шиндлера и помогать собратьям».
Бен и Лиам подружились в реальности на съёмочной площадке — и эта дружба помогла актёрам сыграть в фильме все тонкости отношений Штерна и Шиндлера:
«Лиам и я стали друзьями и поддерживали друг друга в очень сложном процессе съёмок. И я думаю, что наши герои относились друг к другу так же, как и мы. Чудесно, когда ты можешь перенести настоящие чувства из жизни на сцену».
Его трактовка образа Штерна отличалась глубиной и искренностью чувств. Как и в случае с Ганди, невозможно сказать, где пролегает граница между актером и его героем.
 
 
Сексуальная тварь
 
Если какому актёру и суждено было сыграть во всех самых-самых картинах в истории кино, так это Бен Кингсли. «Ганди» и «Списком Шиндлера» дело не ограничилось — в 2000 году создаётся испано-британский проект под названием «Сексуальная тварь», который попадёт в 15 лучших фильмов Великобритании. Неожиданно в списке актёров оказывается и Бен Кингсли, тот самый, который исполнял роли восточных интеллектуалов и задумчивых мыслителей, чьи добрые глаза и мягкая улыбка действовали магически на миллионы почитателей талантов Ганди...
 

Между тем этот триллер принёс Бену Кингсли вторую номинацию на премию «Оскар», на сей раз за эпизодическую роль Дона Логана, бандита и лидера лондонских преступных группировок. Дон появляется как чистильщик и шантажист: перед ним стоит «дипломатическая» задача убедить одного из бывших членов группировки в необходимости вернуться в дело и ограбить банк. Логана в итоге убивают — однако же именно благодаря ему фильм получает свое название и популярность.
«Вы не можете сказать Дону Логану "Нет". Этот факт звучит ровно перед тем, как нам представляют героя во всей красе. И когда мы наконец его видим — мы соглашаемся. Логан опасен не потому, что он крут. А потому, что он не знает страха и безумен. Нельзя противостоять человеку, у которого нет привычных нам чувств. Логан как питбуль, неуправляем и неудержим. В его натуре — угодить хозяину и запугать окружающих».
Роджер Эберт
Бен Кингсли признавался, что играть Дона Логана — означало вложить в героя весь гнев и всё напряжение, которое в нём было. После игры он становился кроток, как младенец. Степень аутентичности зашкаливала: актёры, которые играли вместе с Беном Кингсли, сдавали под его напором и забывали даже свои реплики — так что большинство сцен, где нужно было изобразить страх, давались им особенно легко!
«Кингсли создаёт незабываемого монстра. Редко когда игра достигает такой гипнотической силы».
Rolling Stone
После «Сексуальной твари» Кингсли в общем-то мог похвастаться тем, что он освоил все жанры современного кино. Он стал одним из самых востребованных британских актёров своего возраста — начиная с 2000-х, Бен почти не знает перерыва и снимается в самых разных картинах, не оставляя и театр (сегодня Кингсли является художественным руководителем и совладельцем собственного театра, площадки, размещающейся на месте его бывшего колледжа).
 
Диапазон актёрского мастерства Бена Кингсли настолько широк, что создаётся впечатление, будто бы ему все равно, кого играть: это может быть египетский монах в рассказе про «Исход» и задумчивый писатель в фильме «Элегия» (влюблённый в героиню Пенелопы Крус); отец-основатель современной медицины в «Лекаре» (Авиценна) и утончённый злодей-психиатр в триллере Скорсезе «Остров проклятых»; наконец, мультяшный Арчибальд Снетчер из «Семейки монстров» и прекрасная Багира из последней экранизации «Маугли» (2016).
 
Ему оказалось подвластно любое перевоплощение: и если он начинал свою карьеру как ярко выраженный «этнический» актёр, то к 80-ти годам сэр Бен Кингсли пришел с огромным багажом уникального опыта, множеством номинаций и премий, с фильмами, которые изменили наше представление о современном кино и его роли в формировании общества, его вкусов и ценностей. За что он и был награждён рыцарским орденом Британской империи в 2002 году, а 8 лет спустя открыл собственную звезду на Аллее славы в Голливуде.
«Я сказал Королеве, что "Оскар" меркнет по сравнению с этой наградой... Что я очарован древней мифологией этой страны, этим островом, его традициями повествования. Я чувствую, что я рассказчик — и получить рыцарское звание действительно признание того, что я достоин быть частью этой культуры».